Путин дважды оконфузился на саммите АТЭС в Китае. ВИДЕО

 опять опоздал

Саммит стран Азиатско-Тихоокеанского региона в Китае обернулся для президента России рядом неприятных конфузов, как в личном общении с мировыми лидерами, так и в экономических переговорах с Востоком.

За несколько минут до торжественного салюта Владимир Путин грубо нарушил одно из главных дипломатических правил - не трогать чужих жен. Видимо заметив, как вздрогнула от холода Пэн Лиюань, Путин завернул жену лидера Китая в одеяло. Члены китайской делегации в этот момент напряженно улыбались, а жена Си Цзиньпина через миг сбросила одеяло на руки атташе и надела жакет. Этот момент видел весь Китай, ведь церемония шла в прямой трансляции. Уже через несколько часов видео сотнями копий разошлось в местной Сети, а китайская цензура начала уничтожать все копии - там, где смогла. Но западной прессе это не помешало. Тег "жакетгейт" - на манер "уотергейта" или "моникагейта" - распространяется в Интернете.

 Немцов: Экспорт газа в Китай - афера века

Не намного удачливей российский президент выглядел и на переговорах. Приехав в Китай за день до начала саммита в сопровождении глав "Газпрома" и "Роснефти", Путин был готов на любые уступки, лишь бы привлечь китайские инвестиции. Но Китай отказывается платить авансы, пока по готовой трубе не пойдет газ. И уже российские СМИ вынуждены рассказывать, что им не очень-то и нужен был этот аванс. 17 миллиардов долларов, которые должен был дать Китай, "Газпром" теперь вынужден брать в фонде национального благосостояния.

На саммите в Китае Путин "включил дурака": Это все спекулянты - падение рубля не связано с экономическими причинами

Сконфузился Путин и в общении с президентом США Бараком Обамой. На публике президенты друг с другом не общались. Си Цзиньпин был постоянно между ними. Никакого желания демонстрировать хотя бы минимальную склонность к российскому коллеге Обама не демонстрировал. Но как только Си Цзиньпин оставил российского гостя, - тот пытался пожать Обаме плечо. Выражение лица американского президента в этот момент был крайне неприязненным.