"Защищая" Сирию, Россия преследует собственные интересы ( DW.DE )

 

Вооруженное противостояние в Сирии все сильнее омрачает отношения России с Западом. В споре об урегулировании кризиса речь идет не только судьбе страны, раздираемой гражданской войной, считают эксперты.

Это стало похожим на ритуал. Когда российское правительство критикует сирийского президента Башара Асада, западные СМИ и политики радуются. В прессе появляются заголовки "Лед тронулся". Затем из Москвы приходит опровержение: "Наша позиция остается неизменной". Российский министр иностранных дел Сергей Лавров чуть ли не ежемесячно выступает с таким заявлением, как это было, например, 6 февраля, 20 марта или 9 июня.

В связи со встречей Лаврова в среду, 11 июля, в Москве с представителями сирийской оппозиции, снова может вспыхнуть надежда на решение конфликта. Но пойдет ли Россия на изменение своей позиции и согласится ли на принятие жесткой резолюции в Совете Безопасности ООН?

"Дело не только в Сирии"

Эрнст-Йорг фон Штудниц

Эрнст-Йорг фон Штудниц

До сих пор позицию Россию по Сирии можно описать словами "Руки прочь!" Москва не хочет, чтобы судьбу ее партнера на Ближнем Востоке решали за рубежом, считает Эрнст-Йорг фон Штудниц (Ernst-Jörg von Studnitz), бывший посол ФРГ в Москве, который сегодня возглавляет правление Германо-российского форума. Фон Штудниц сравнивает нынешний спор между Россией и Западом с ситуацией 1999 года, когда НАТО вела войну в Югославии, а Россия поддерживала президента той страны Слободана Милошевича. Сейчас Россия в Сирии, как и тогда в Югославии, пытается предотвратить, "чтобы Запад, и в первую очередь Вашингтон, в итоге единолично определял судьбу Сирии", полагает дипломат. По его мнению, это "основной мотив" позиции Москвы.

С ним согласна Маргарете Кляйн (Margarete Klein), эксперт Фонда "Наука и политика" в Берлине. "Я считаю, что для российской стороны речь в Сирии идет не столько о защите экономических интересов или поставок вооружений", - говорит Кляйн. Речь идет "о принципах международного порядка", которые Россия, по словам эксперта, формулирует так: "нет военной интервенции извне".

Не отрицает того, что Россию больше заботят другие интересы, чем судьба Сирии, и Фёдор Лукьянов, шеф-редактор московского журнала "Россия в глобальной политике": "Речь не о Сирии, это правда". По оценке эксперта, "вся сирийская политика России больше имеет отношение к "каким-то общим вопросам - место России в мире, степень ее влияния на мировые дела и так далее".

Охлаждение, но не "холодная война"

Опрошенные DW эксперты едины в том, что затянувшийся спор о разрешении конфликта в Сирии привел к охлаждению отношений между Россией и Западом. Если Россия не изменит свою позицию, это не должно остаться без последствий, заявила госсекретарь США Хилари Клинтон на недавней встрече в Париже западных и арабских стран, называющих себя "друзьями Сирии". Немецкие СМИ оценили это заявление как "угрозу" Москве. Маргарете Кляйн из берлинского фонда "Наука и политика" считает, что Клинтон, очевидно, имела в виду ослабление позиций России в арабском мире: "Мне кажется, российская сторона это еще не до конца осознала".

Маргарете Кляйн

Маргарете Кляйн

По мнению эксперта, ухудшение отношений с Западом в России принимают как своеобразную "плату" за свою жесткую позицию. Конфликт в Сирии - "отягощающий фактор" в отношениях России и Запада, но, как отмечает Кляйн, он не является "определяющим для будущего". Сравнивать конфликт в Сирии и времена "холодной войны" бессмысленно, отмечает и Федор Лукьянов. С ним согласен бывший посол в России Эрнст-Йорг фон Штудниц. По его мнению, Запад и Россия вместе выступают за прекращение гражданской войны в Сирии. "О том, как ее остановить, есть разные представления", - говорит глава правления Германо-российского форума.

Эмиграция Асада как "выход для всех"

На фоне этих разногласий эксперты не ожидают скорого изменения позиции России по сирийскому вопросу, но не исключают этого в будущем. И бывший немецкий дипломат фон Штудниц, и российский журналист Лукьянов считают, что решающую роль может сыграть судьба сирийского президента Башара Асада.

Фёдор Лукьянов

Фёдор Лукьянов

"Если Асаду позволят уехать, и предоставят гарантии безопасности ему и его семье, сохранив определенное состояние, это может сдвинуть вопрос об урегулировании с мертвой точки", - считает фон Штудниц. "Понятно, что сейчас или позже он уйдет, - говорит Лукьянов. - Главное, чтобы он этого хотел". Пока, по словам журналиста, сирийский президент покидать страну, похоже, не сбирается.

Лукьянов не исключил, что Россия может предоставить Асаду политическое убежище: "Это будет очень хорошим выходом для всех". Пойдет ли на это российское руководство -этот вопрос остается открытым. Министр иностранных дел Лавров на недавней встрече в Москве со своим германским коллегой Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle) назвал вопрос об убежище для Асада в России "шуткой".