Жизнь после диктатуры

Читая в интернете комментарии и призывы сторонников разного рода диктаторов и диктатур, я всегда пытался понять, как мыслят эти люди.  Представлял себя человеком советской эпохи, попавшим в постмодернистский смерч наступившего капитализма, анализировал аргументы. Стоит признать, что, не смотря на мою стойкую неприязнь к тоталитаризму и всевозможному насилию, отдельные доводы действительно казались убедительными. Наверно, благодаря им, добровольное рабство и до сих пор выбирают миллионы. И все же, сколько я не пытался разобраться в логике таких людей, так и не смог понять одной простой вещи. 

Фанаты Сталина, Путина, Гитлера, Лукашенко поклоняются конкретному кумиру, царствовавшему (или продолжающему царствовать) в конкретный, четко очерченный во времени период. Любые действия своего полубожества в этот период, будь то самые лютые зверства и репрессии, они, как правило, готовы единогласно поддержать и оправдать. Но совершенно впадают в ступор, или мямлят что-то невразумительное, когда речь заходит о том, что наступает или должно наступить после истечения отпущенного кумиру срока. Конец диктатора для таких людей все равно, что Армагеддон. Стоит только заговорить о преемнике, как монолитные ряды псов режима приходят в замешательство, разбиваются на враждующие группировки и начинают рвать друг друга в политических баталиях. 

Убедиться в этом достаточно просто. Самый простой пример – троллинг фанатов белорусского диктатора Лукашенко. Любой «бацькофил» может часами надрываться, доказывая правильность выбранного Беларусью пути, рассказывая о хороших дорогах и экономических успехах. Но попробуйте-ка спросите, что будет после того, как немолодой Лукашенко преставится - и в стане лукашенковцев сразу начнется ругань и кавардак. Одни расскажут вам, что после ухода диктатора Беларусь будет готова к истинной, зрелой демократии. Другие будут доказывать, что бацьке необходим преемник (при этом не понимая, кто именно им должен быть, поскольку всех годных преемников белорусский царек давно зачистил). Третьи напишут, что Беларусь вообще должна войти в состав России, потому что без Лукашенко это не страна, а черти что.

И тут мы подходим к самому слабому месту любой диктатуры – конечности бытия диктатора. Эта самая конечность напрочь лишает смысла любые споры относительно личности того или иного тирана, выводя на первый план главный вопрос: Ок, Сталин (Гитлер, Тито) велик, а дальше-то что? Воскресить полубожество невозможно. Любой преемник будет в лучшем случае бледной копией, в худшем – втопчет имя предшественника в грязь, как Хрущев, или жестко напортачит, как Милошевич. Это вот христианам хорошо – их Бог бессмертен, и вопрос преемника перед ними не стоит. Почитателям смертных божеств приходится кисло…

Каждый апологет диктатуры в душе понимает, что за Сталиным обязательно последует Горбачев, а за Екатериной Великой - Николай II, жалкое существо, за несколько лет способное в пух и прах промотать все «достижения» многолетней тирании. И этот неминуемый грядущий Горбачев доводит тоталитаристов до шизофрении, стоит лишь о нем заговорить.

Тирания может показаться привлекательной лишь на первый, очень поверхностный взгляд. На самом деле, жизнь в тоталитарном государстве – одна из форм зависимости, а любая зависимость всегда сопряжена с абстинентным синдромом. Сторонники диктатур напоминают подростков, первый раз попробовавших наркотики и решивших, что можно вечно существовать в состоянии опиумного угара, полностью отрешившись от серой реальности. И первые, и вторые предпочитают не думать, что однажды марево рассеется, и нужно будет как-то выживать в реальном мире, где все зависит от тебя самого.