Виктория АНДРЕЕВА: «ОНА УТОНУЛА». РОССИЯ, КОТОРАЯ ИХ ПОТЕРЯЛА

Разговор с тремя москвичами – отнюдь не репрезентативный опрос. В любой стране, наверное, можно найти людей, живущих «под собою не чуя страны». По различным причинам. Но в данном случае состояние от-странения от того, что есть Родиной, выглядит глубоко обоснованным. Причинами объективными, а никак не субъективными. Исходя из этого, собеседники тянут на полпредов, полномочных представителей тех, кто не может жить в нынешней России. И (что для России печальнее) не видит перспектив ее положительных изменений.

«В этом мире, их мире, мире поголовного хама и зверя, мне ничего не нужно». Нет, конечно, это не сегодняшние слова, это – Бунин, «Окаянные дни». Ребята сказали мне, что именно сейчас, не сговариваясь, перечитывают безнадежный дневник времен большевистского переворота.

«Перебрали книги на продажу. Собираю деньги, уезжать необходимо, не могу переносить этой жизни – физически». Что, до физической непереносимости восторжествовавшей действительности, выталкивало Бунина из страны? Вряд ли – потеря материального богатства. Терять особо было нечего, он родом из обедневшей дворянской семьи, средств в свое время не хватило даже, чтоб окончить гимназию, вышел после пятого класса. И на чужбине — условий безбедной жизни не приготовлено. Страх возможных репрессий? Наверное, не без того. Но не в первую голову. Ведь, не будучи активным борцом против большевизма, можно рассчитывать молча перекантоваться. А то и не без удовольствий, стал же коллега по писательскому цеху Алексей Толстой признанным «красным графом», со всеми вытекающими отсюда преференциями.

Дефицит воздуха. В мире поголовного хама и зверя, которого выпускает на волю тоталитаризм и агрессия, возведенные в государственный принцип – интеллигентному (не просто образованному, а порядочному) человеку дышать трудно. Аж – до дышать нечем. И получается, что это отвратное ощущение выталкивает из страны не только большого писателя, но и неизвестного urbi et orbi человека. Хорошего человека. Который мог бы принести стране пользу. Но – не ТАКОЙ стране. Такая не дает, потому что пользу понимает иначе, причем понимает превратно, вне цивилизованного развития.

Собеседники, давшие толчок сегодняшним заметкам, останутся анонимными. Так лучше, ведь после частной поездки в Киев они вернулись «по месту регистрации». Вернулись туда, откуда хотят уехать.

Стремление к перемене места жительства, особенно в сегодняшнем глобализированном мире – не экстраординарное явление и не причина для скорби. Но в данном случае речь идет не о свободном перемещении людей, склонных к «гражданству мира», в который входит, в том числе, своя отчизна. Не об отъезде к новому, более перспективному месту карьеры и творчества, без излишней в таком случае горечи. Не о поисках места, дающего возможность удовлетворять насущные потребности – у людей есть приемлемая работа в Москве. Не о вынужденном беженстве тех, кого, поименно, преследует власть.

Две женщины и мужчина. Возраст – около 35 лет. Хорошее образование. Никаких разночтений с этнической принадлежностью к тем, кого называют русскими. Что ж, задаю вопрос.

- Почему вы больше не хотите, не можете жить в городе, в котором родились, выросли, сформировались?

- В городе?..

-Ну, извините, может, в стране.


- В этой стране зашкаливает уровень абсурда. Жить приходится в параллельной реальности. Полшага в сторону от этого всеобщего абсурда, и ты чувствуешь, что оказался в гетто, тебя окружает враждебная среда. Кажется, что есть две России, но одна из них крошечная, она с каждым днем съеживается как шагренева кожа. Это Россия, которая пытается думать.

- Неужели все, кто пытается думать, уехали или испытывают предотъездные настроения? Что станут делать те, кто остается?

- Частично они будут уничтожены системой, уничтожены так или иначе. А частью – уже загнаны на кухни, и будут пребывать со своим мнением исключительно там. Знаете, возродилось понятие, знакомое только по книгам – «квартирники»…

-…Я в силу возраста помню это и без книг. Концерты, чтения, самопальные дискуссионные клубы за плотно закрытыми дверями жилищ инакомыслящих.


- Просто – мыслящих, позволяющих себе это. Из жизни вытесняют не оппозиционное власти, а просто любое личное, независимое мнение. Навсегда. Сегодняшние «квартирники», если где они есть, исполнены безнадежности. Путин добил веру думающей прослойки в то, что может быть государство с нормальными правилами игры. Надежды, что на этой территории возможно нефеодальное государство, нет. Кстати, и бизнес, в понимании того, что он может быть опорой среднего класса, уничтожен. Сегодняшний лейтмотив – эмиграция. 

Вопрос только, куда, и как там выжить.


- А если попробовать помочь стране измениться?

- В сложившихся условиях ничем не поможем. Это как общеизвестная русская эмиграция после октября 1917-го. Люди понимают, что это навсегда.

- Таким образом, вы же теряете свою Родину!

- А мы ее уже потеряли. Даже находясь на ее территории.


Что мне до их России? Напротив, поскольку сейчас она оказалась опасным врагом моей страны, кажется можно бы радоваться, что в процессе пресловутой утечки мозгов либо безмолвной внутренней эмиграции прогрессивного, думающего – страна-агрессор ослабляется.

А вот поди ж ты – ощущение неприятное. В ощущении есть прагматическая сиюминутная составляющая. Если здоровые силы, скажем так, вынужденно отказываются от преобразования этой «территории», значит, уменьшается надежда на фактор самооздоровления опасного соседа, превращения его в обозримом будущем в цивилизованное государство, жить рядом с которым приемлемо.

Но есть еще одна составляющая настроения. Как будто стоишь у разрытой могилы, пусть даже чужой. Эмоции – не дай, Боже, никакой стране дожить до такой отстраненной брезгливости своих неглупых и порядочных, перспективных детей.

- 17-й год прошлого века, несмотря на теоретические предпосылки, дал толчок к безнадежной эмиграции, так сказать, в одночасье. Переворот. А что произошло сейчас?

- Процесс «преобразования», тихой сапой, начался еще в середине 90-х. Преобразования сознания общества. Когда все заполонили сериалы про ментов, спецназовцев, бандитов – не имеет значения, но во главу угла образа положительного героя поставлены силовые, жестокие и незаконные действия. «Во имя добра», понимаемого героем вне приемлемых правил. Таким образом, людям навязчиво транслировалась модель мышления той группы, которая сейчас управляет Россией. Процесс шел, и для нас – дошел до предела с момента аннексии Крыма.

- Простите, точкой стал этот самый «Крым-ваш»? Но ведь, так сказать, не отняли, а прирастили?..

- Как Вам пояснить, поверьте, с этого момента Россия отнесла себя в разряд изгоев современного мира. Далее – наклонная плоскость.

-Ну, а идея того, что называют «Русским миром»?


-Даже если не о неестественности и дискредитации этого понятия, то какой «русский мир»? Любимый чиновник – Рамзан Кадыров. Это что касается манкурта империи. А по русскости населения, мигранты из так называемой Средней Азии начинают превалировать, и это устраивает власть, поскольку чернорабочие, несущие в ментальности абсолютное послушание «хану», для власти удобнее, чем так называемая русская интеллигенция.

Да-да, возможно, в лице своих собеседников я столкнулась с уродами, отвергшими современную Россию, тем более, анонимными. Коль скоро не могу забыть нашего диалога, объективности ради ищу подтверждения (опровержения) услышанному, желательно, неанонимные.
«Проблема России заключается в том, что на ее территории расположена Российская Федерация, которая занята тем, что жрет собственное население, и грозит всей планете ядерной бомбой. Потому на вопрос «в каких границах должна находиться РФ?» я воспринимаю как вопрос «в каких границах должна находиться гитлеровская Германия?» Да ни в каких границах она находиться не должна. Ее вообще на планете быть не должно в том формате, в котором она существует». Известный блогер, основатель портала Александр Нойнец (это псевдоним, фамилия Барабошко) относит себя к русским националистам и пишет это сегодня.

Ладно, вот – без эмоций, насыщенная понятными только специалистам цифрами и абрисами пагубных тенденций – статья российского политолога, доктора экономических наук Владислава Иноземцева. Ее последний абзац: «остается констатировать, что российская экономика не просто входит в кризис, но оказывается в таком состоянии, которое не предполагает рациональных шагов. Это значит, что в будущем Россия окажется беднее, неудачливее, и поэтому агрессивнее».

Понятия «не должно быть в таком формате» и отсутствие возможности рациональных шагов, невольно суммирует российский финансист Андрей Мовчан. Его прогноз таков. В будущем остатки европейской части России «интегрируются в ЕС, где совместно с Украиной и Беларусью станет новым центром экономического роста. Часть Сибири и Дальний Восток станут де-факто доминионами Китая», а этнические регионы Кавказа «и другие», еще ранее от Москвы уйдут. До этой неутешительной, но стабилизации – как говориться, семь верст лесом, где-то к 2050-му. «Феодально- националистический режим продержится до 2018-го». Потом – «социализм на почве истощения резервов», то есть не цивилизованный социализм, а Северная Корея, «железный занавес, репрессии». И, через пару лет, «возвращение псевдофеодального капитализма путинских времен», но все равно, по мнению финансиста – с обозначенным выше итогом распада.

Мои московские собеседники хотят уйти с заведомо тонущего корабля? Или – еще болезненней, дистанцироваться, не дожидаясь воплощения прогнозов, уже сегодня, от «ostervenelus putinoidus ebanutus»?

Нет, не я, заклятый адепт «киевской хунты», придумала этот матюк, да еще на латинице. Его автор – русский публицист Сергей Логинов. Подпадающие под этот термин, пишет он, «меня упрекали, что я Родину не люблю». При том, что россиянину Логинову «крайне дискомфортно от развязанной Омериканцами войны на Донбассе. Также выражаю неудовольствие, что гигнутые Омериканские трупы везут хоронить к нам, в Россию, в частности, в город Зарайск. Везли бы к себе в Оклахому…»

- Но все же, вы готовы в случае необходимости защищать Россию с оружием в руках?

Пауза. Ответ – вполголоса, чтоб не сказать – со сжатыми зубами.

- На нее никто не нападает. На нее. Никто. Не нападает.

- Простите, но как журналист не удержусь от провокационного вопроса. Русские едут воевать на Донбасс, в Украину. В них – стрелять?

- Если хотите защитить СВОЮ страну, иного выхода нет.


Мы с москвичами говорим об украинских проблемах, о том, что не сделано внутри страны, где они в кратких гостях. Никто не отрицает наличия проблем и недоубранной грязи. Но, знаете, скажу, что ощутила. На меня смотрят с определенной иронией, ну, как на человека, делающего ударение на тонкостях меню, возможности приготовления блюд, даже беды неначищенности посуды – смотрели бы истощенные лагерной пайкой.

- Есть немало видео, где на протестную акцию в России выходят с украинскими национальными флагами, даже – простыми украшениями этих цветов. И, забрасываемые в автозаки, поют Гимн Украины с ярко выраженным московским акцентом. Что за любовь?

- Российский триколор дискредитирован. Если и вправду, Россия воспринимает Украину как часть себя (извините), точнее, чего-то близкого – после свежих украинских событий ваш флаг воспринимается в качестве антонима, альтернативы сегодняшней неприемлемой российской власти. Вообще-то, на наших протестных Болотных акциях, закатанных Путиным в асфальт, несколько раз появился портрет Вацлава Гавела. Человека, стране которого удалось вырваться из тоталитаризма. Ну, а Украине – удалось теперь. И этот портрет, и ваш флаг, если угодно – символы успешного сопротивления.

Ребята, не мне – судить. Но вы, лично вы – отказались от сопротивления. Вынуждены отказаться?..
В преддверии объявленного в свое время (бездну лет назад, в другой России?) Дня памяти жертв политических репрессий 30 октября – в этом году фонд «Общественное мнение» произвел опрос. 48% россиян считают, что возвращение репрессий, подобных сталинским, возможно при их жизни. 14% считают такую возможность высокой.
На 13 ноября назначен суд по иску Минюста РФ о ликвидации легендарной не только для России общественной организации «Мемориал».
9 ноября, в Сахаровском центре состоялся благотворительный вечер в поддержку узников совести. Собраны средства, отправлены открытки и письма, тем, кто в путинской России – уже «там». На вечере минутой молчания помянули актера и общественного деятеля Алексея Девотченко, зверски убитого «неизвестными» на днях.

Ребята, я не «экспортирую Майдан». Не считаю себя вправе. Каждый платит свою цену и в свое время.

Видите же, ровно неделю, занимаясь другими темами, думала, писать ли о нашей встрече. Пишу, потому что вы – в России задыхаетесь, а тем временем эмиссары ненавидимого вами режима, и наши украинские, то ли наемники, то ли «ostervenelus putinoidus ebanutos», так-сяк, но пропагандируют мир той, которая утонула – на нашей земле.

- Я готовила этот вопрос заранее, не представляя себе формата разговора. Все же – задам его. Чем Украина, такая, как есть сегодня, может помочь России, чтобы она встала на нормальный путь развития?

- Поскорее окончательно отделитесь от этого пространства. Подайте пример того, что жить по-человечески возможно.
…Впрочем, путинской России, как думаем мы изнутри, это не поможет. Жаль.

Виктория АНДРЕЕВА, ОРД