Новый папа

Виталий Портников

Кардиналам придется определяться: хотят ли они изменений, модернизации – или церковь застынет в традиции

Отречение Бенедикта XVI буквально за несколько минут стало главной темой мировых медиа, поводом для исторических параллелей, высказываний политиков и общественных деятелей, ватиканистов и теологов. Но если внимательно присмотреться ко всем этим комментариям и высказываниям – то они скорее о прошлом, чем о будущем. Каждый пытается подвести итог завершающегося понтификата, объяснить мотивы беспрецедентного поступка Бенедикта XVI – ведь на самом-то деле речь идет не просто о “каких-то” шести столетиях, когда предыдущий Папа оставил трон святого Петра, а о добровольной отставке…

А добровольное отречение случилось намного раньше, от этого потрясшего тогдашний мир события минуло уже семь столетий. Именно поэтому все пытаются понять, какими же действительно мотивами руководствовался Бенедикт XVI – и совершенно по-новому смотрят на человека, бывшего определяющей фигурой в Ватикане уже во время предыдущего понтификата и во многом продолжавшего его традиции последние восемь лет.

Но самый главный вопрос, на который придется ответить католической церкви – это не вопрос о мотивах уходящего Папы, а выбор нового понтифика. Уже сейчас начинаются первые спекуляции на эту тему – хотя, как правило, все предположения накануне кардинальского конклава последние десятилетия не подтверждались, разве что Бенедикт XVI входил в число очевидных фаворитов голосования иерархов церкви. Между прочим, славу церкви ХХ века принесли именно что самые “неожиданные” понтифики – Иоанн XXIII и Иоанн Павел II – возможно, потому что они не принадлежали к ватиканской «номенклатуре» и по-своему смотрели на окружавший их мир и саму церковь. И сейчас кардиналам придется определяться: хотят ли они неожиданностей, изменений, модернизации – или церковь застынет в традиции, за укрепление которой Бенедикт XVI боролся и когда был кардиналом, и когда стал Папой – и значительно преуспел.

Определиться будет непросто еще и потому, что такого конклава в Ватикане не было – ну практически никогда, потому что отрекавшиеся шесть и уж тем более семь столетий назад понтифики исчезали из церковной жизни и никак не могли влиять на кардинальский выбор. Бенедикт XVI будет рядом – либо в Кастель-Гондольфо, летней резиденции глав Ватикана, либо уже в монастыре в самой апостольской столице. Опытный церковный политик, он конечно, не будет проводить компании в поддержку того или иного претендента – но может повлиять на это избрание даже косвенно. Аппарат Ватикана – это его аппарат, он выстраивал его еще в годы предыдущего понтификата и доказательством этого может служить то, что как раз личное окружение Папы-поляка после его смерти покинуло Ватикан, а близкие к новому главе церкви люди только усилили свои позиции. Многие кардиналы, участвующие в конклаве, обязаны своими мантиями двум понтификам, которых нередко воспринимают в церкви как единое целое. Конечно, Бенедикт XVI не из тех, кто звонит на мобильный с советом, как поступить. Но может созреть понимание того, о ком именно он думает. И вот здесь начнется самое интересное: пойдут ли в своем выборе кардиналы за отрекшимся, но живым Папой – или предпочут его представлению о благе Церкви волю конклава. И это – не вопрос церковного протокола. От решения именно этого, первого в своем роде конклава во многом будет зависеть и будущее самой католической церкви, и ее роль в современном мире.

Политком.ru