Виталий Портников: Линия фронта

Виталий Портников

Важно, как сторонам удастся распорядиться перемирием.

Участники ночных бдений в Минске обмениваются заявлениями, журналисты обсуждают подробности документа, подписанного участниками контактной группы. Но на самом деле важно не то, что произошло, а то, чего не произошло. Не было совместной пресс-конференции глав государств. Не было документа, под которым могли бы поставить свои подписи Ангела МеркельФрансуа Олланд,Петр Порошенко и Владимир Путин. А сам документ – за исключением разве что конкретной даты прекращения огня – выглядит настолько расплывчатым с точки зрения сроков и параметров выполнения – что можно говорить исключительно о перемирии.

Возможно, это и был тот максимум, которого хотели достичь Ангела Меркель и Франсуа Олланд, когда направились в Киев и Москву – добиться перемирия, ухватившись за путинский план. Теперь вопрос в том, как этим перемирием распорядятся стороны. Не дай Бог и нам, и Европейскому Союзу, и Соединенным Штатам воспринять это перемирие в качестве настоящего мира – а ведь такое искушение будет. И именно на это искушение сейчас рассчитывает Владимир Путин, который дает возможность пророссийскому лобби в ЕС бороться за отмену или хотя бы облегчение санкций против прохудившейся экономики своей страны, который создает новые шансы для "пятой колонны" здесь, в Украине – ведь Россия уже не агрессор, она – миротворец, так давайте же ее опять любить как прежде.

Нет, у Путина не должно возникнуть дополнительных шансов – и только в этом случае нам обеспечен мир в будущем. Мир, а не перемирие. Но для этого необходимо воспринимать линию разграничения с бандитами как настоящую границу, а не как временное укрепление, которое уже скоро не понадобится. Для этого нужно воспринимать оккупированные территории именно как оккупированные, а не как районы с особым статусом. Для этого европейцам и американцам важно не отказываться от экономического давления на Россию вплоть до того дня, когда Путин не уберется из Донбасса и Крыма – а тут важна и наша позиция, и усилия нашей дипломатии. И не нужно бояться, что это приведет к краху российской экономики и ударит по нам. Крах российской экономики и так неизбежен – и лучше, чтобы он сопровождался нашими политическими победами, а не только экономическими потерями.

Словом, не стоит воспринимать перемирие как поражение и не стоит воспринимать перемирие как победу. Стоит воспринимать перемирие как шанс.