Виталий Портников: Два конца всевластия

Отказ нового президента Российской Федерации Владимира Путина участвовать во встрече лидеров "большой восьмерки" в Соединенных Штатах вызвал лишь иронические комментарии по адресу только что утвержденного главой правительства Дмитрия Медведева: вот, мол, еще одно доказательство его полного неучастия в реальных делах государства. В то время как формируется новое правительство, премьера отправляют в Америку - а хозяин страны занимается государственными делами.

Не стану спорить с такой оценкой. Предложу лишь представить себе, как комментировали бы аналогичную ситуацию, если бы четыре года назад, после избрания президентом Дмитрия Медведева, на встречу "восьмерки" поехал не он, а новый премьер Владимир Путин. Не сомневаюсь, что те же самые комментаторы утверждали бы, что такая поездка - свидетельство подлинного политического веса российского "железного канцлера", что именно он продолжит общаться с сильными мира сего, в то время как президент останется дома подписывать указы и играть в министерские назначения. И как было усомниться в правильности такого вывода? Конечно, тот, кто встречается с президентом Соединенных Штатов и другими мировыми лидерами, и есть глава государства, как бы он там ни назывался. А тот, кто сидит дома, - просто марионетка.

Но почему в ситуации, в которой Путин оказывается "железным канцлером", Медведев выглядит бездельником, которого отправляют с глаз подальше пообщаться с каким-то там Обамой? А потому, что российский политический комментарий, и даже шире - комментарий о России, уже более десятилетия исходит из непреложного представления: есть великий Путин - а все остальное лишь декорация вокруг него.

Так считают представители власти, убеждающие сограждан, что именно Путин - источник всех российских побед. И так считают оппозиционеры, борющиеся с его диктатурой. И так считают зарубежные политики, еще недавно пытавшиеся играть на разногласиях между Путиным и Медведевым, а теперь сокрушающиеся - или радующиеся - по поводу "возвращения" бывшего президента в Кремль. Но засевшая в головах установка не дает возможности реально проанализировать ситуацию - и понять, что никакого великого и непобедимого Путина никогда не было, нет и не будет.

Да, существует один чиновник, получивший в 1999 году должность президента России из рук тогдашнего настоящего хозяина страны Бориса Ельцина и его окружения. Слов нет, это важный чиновник. Может быть, даже очень важный. Но сама система российской власти - так, как она сформировалась после Ельцина, - не предполагает возможности единоличного принятия решений. Это система олигархического баланса, в которой ни один отдельный чиновник решающей роли не играет.

Отсутствие сильного Путина, конечно же, не предполагает присутствия сильного Медведева. Вовсе нет: оба участника пресловутого "тандема" лишь декорация, скрывающая настоящую власть - власть системы. Именно поэтому возвращение Путина в Кремль было таким же предопределенным, как назначение Медведева премьером и главой правящей партии.

А вот решение отправить на встречу "восьмерки" именно премьера, а не президента - это уже сигнал тем, кто не понимает этой предопределенности: Медведев никуда не уходит и остается важной фигурой декорации даже на премьерском посту. Более того, он может быть "вместо Путина" на встречах, которые по формату предполагают участие только лиц, принимающих принципиальные решения. Именно поэтому на "восьмерку" не ездят премьер-министр Франции или президент Германии.

Нежелание увидеть очевидное всегда будет приводить к политическим ошибкам. Российская власть сильна не потому, что ее возглавляет Путин, а потому, что ей удалось замаскировать свою истинную природу. Пока оппозиция будет бороться с Путиным, она обречена на поражение. Потому что если бы сегодня Россией правили не Путин с Медведевым, а Медведев с Ивановым, ситуация практически ничем не отличалась бы от той, которую мы наблюдаем.

Пока внешний мир будет обсуждать, как же это "либерал" Медведев проиграл "консерватору" Путину и сам стал "консерватором", Россия будет все больше превращаться в закрытое акционерное общество, интересующееся внешней политикой и национальными интересами лишь постольку, поскольку эта внешняя политика приносит доход. Пока сами российские чиновники будут пытаться понять, кому нужно угодить и кто в лавке хозяин, система будет деградировать на глазах. Для того чтобы бороться с чем-то или даже поддерживать что-то, нужно для начала понять, с чем ты имеешь дело.

Виталий Портников