Виталий Портников: Виртуальный мир Путина

Путин живет в своем виртуальном мире, как подросток, переставший воспринимать реальность за пределами игровой приставки.

Предложение российского президента Владимира Путина направить на Ближний Восток собственный военный контингент – взамен австрийских миротворцев, которых их правительство решило отозвать с Голанских высот после инцидента в демилитаризованной зоне – неожиданно стало одной из главных тем мировой политики. Но перед тем, как рассуждать, могут ли россияне появиться в миротворческом контингенте, находящемся в зоне разъединения между Сирией и Израилем, стоит попытаться ответить на более простой вопрос: а как такое вообще могло произойти?

Соглашение о разъединении войск и протокол, согласованный Сирией и Израилем по окончании военных действий, не допускают участия в миротворческом контингенте сил постоянных членов Совета Безопасности ООН. Если Россия действительно хочет присутствовать в составе миротворческого контингента, то необходимо пересматривать соглашение 40-летней давности. И важно, чтобы с этим пересмотром согласились не только все постоянные члены Совбеза, но и стороны конфликта.

Как это обычно делается в профессиональной политике, тем более, когда речь идет о столь непростой проблеме, как разъединение войск? Страна, стремящаяся к изменению статус-кво, проводит консультации – очевидно, закрытые – с другими постоянными членами Совбеза и с участниками конфликта. И только заручившись их согласием, выступает с широкомасштабной инициативой. В российском же случае все получилось с точностью до наоборот.

Путин выступил, и, как только в ООН вспомнили о несоответствии его инициативы характеру достигнутых договоренностей, российский МИД принялся "отбеливать" незадачливого начальника, убеждая всех вокруг, что договоренности 40-летней давности ничего не стоят, что их заключали во времена холодной войны, что сейчас другие реалии… Может быть, отлично! Но даже если в этих суждениях и есть доля логики, соглашения все равно нужно будет пересмотреть. Действующий документ о статусе миротворцев не допускает даже теоретической возможности отправки российских военных на Голаны.

Можно, конечно, предположить, что российский МИД просто подставил своего президента, не предоставив ему точной информации о статусе контингента. Но я в такой вариант появления путинского заявления, уж простите, не верю. Конечно, и российская дипломатия – как и все в этой стране – постепенно деградирует, пытаясь подстроиться под самоощущения живущей в собственном мире власти. Но не настолько же! Ведь статус контингента – то, что известно даже выпускнику МГИМО, не то что там специалистам-ближневосточникам из МИДа. Нет, это не МИД подставил Путина, это Путин подставил МИД!

Собственно, ничего удивительного. Он – царь и чхать хотел на разные там соглашения. Надо заменить австрийцев россиянами – заменим. И то, что хорошо бы спросить мнение Барака Обамы или Беньямина Нетаньяху, как-то даже в голову не приходит. Они ж – не цари.

Именно поэтому голанская инициатива интересна даже не самой идеей замены одного контингента другим. В ней, как в капле воды, неожиданно отразились весь стиль правления Владимира Путина и его отношение к окружающему миру. Он ведь в вопросах внутренней российской политики так себя ведет, только в этих случаях возразить ему некому. Все послушно кивают и ничего не делают – авось забудется, придет в голову что-то новое. Или , может, царь-батюшка.вам на балет сходить? В Кремле дают "Эсмеральду"...

В международных вопросах просто так выйти из ситуации не удается. И вот уже российский президент звонит израильскому премьеру, российский министр иностранных дел – генсеку ООН. Конечно, трудно представить себе подробности этих телефонных переговоров, но удивляет другое: момент, который Путин избрал для того, чтобы уговорить Нетаньяху – сразу же после решения о поставках в Сирию российских ракет С-300, воспринимающихся израильтянами как очевидная угроза безопасности и нарушение баланса сил в регионе. Когда руководитель страны, не скрывающей своих симпатий к одной из сторон конфликта и готовой помогать ей оружием, ищет доверия у руководителя другой из сторон в момент принятия такого ответственного решения – это тоже за пределами мира реальной политики.
Это тоже показывает, что Путин живет в своем виртуальном мире, как подросток, переставший воспринимать реальность за пределами игровой приставки. И в этом мире российские десантники легко могут появиться на Голанах или Украина – в Евразийском Союзе. Но только в этом.

Виталий Портников, "Главред"