2020: похороны «звезд» и иллюзий - Портников

Виталий Портников

В 2020 году заметно постаревший Владимир Путин вполне может «досиживать» законный второй срок пребывания на посту президента Российской Федерации и задумываться о передаче власти – хотя бы на время – тоже не помолодевшему премьер-министру Дмитрию Медведеву…

Но все это будет уже не так важно по сравнению с главной энергетической новостью – превращением Соединенных Штатов в первого добытчика нефти в мире. Международное энергетическое агентство обнародовало прогноз, согласно которому так называемая «сланцевая революция» изменит ситуацию не только в добыче газа, но и в добыче нефти. И к 2020 году Соединенные  Штаты опередят Саудовскую Аравию, Иран, Ирак и Россию, а вскоре и перестанут нуждаться в завозе нефти и даже смогут ее экспортировать. В экспорте большая часть наблюдателей сомневается: Соединенные Штаты, как правило, предпочитают стратегические запасы сиюминутной выгоде. Но в том, что зависеть от иностранной нефти Америка уже не будет, не сомневается больше никто. А это означает, что за снижающимися вследствие успеха сланцевых разработок ценами на газ последуют цены на нефть.

Конечно, у стран, живущих нефтью, есть надежда на другие быстро развивающиеся рынки – например, на тот же Китай, чья экономика развивается очень мобильно и через несколько лет может нуждаться куда в большем количестве энергоресурсов. Но утверждать, что китайская экономика по предсказуемости развития может сравниться с американской, сейчас не может никто. Замедление темпов экономического роста в Китае ставит вопрос о том, насколько безболезненными будут поиски путей модернизации страны при сохраняющемся социалистическом строе. Сегодня любая из быстро развивающихся экономик Азии нестабильна, потому что политические риски могут сопровождать инвестиционный бум и социальные переломы. И странам-экспортерам нефти будет крайне непросто ориентироваться на потребности таких покупателей, переходя от ценовых скачков к «ямам» падения потребления.

Все это говорит только об одном – сырьевая модель, на которую ориентируется путинская Россия, уже завтра станет гирей на ногах огромного государства и будет мешать его развитию. А поскольку нынешнее руководство страны никакой другой модели не знает и делиться властью ни с кем более реалистичным не хочет, кризис фактически запрограммирован. Еще большей проблемой станет крах сырьевой модели для интеграционных иллюзий России.

Сейчас в Таможенный союз входит три страны – Россия, Казахстан и Беларусь. Экономика России и Казахстана полностью базируется на сырьевой сфере, экономика Беларуси зависит от российских дотаций. Уменьшение роли нефти и газа заставит страны Таможенного союза отказаться от интеграции: Казахстан полностью переориентируется на соседний Китай, рынок которого позволит избежать ему попадания в энергетическую ловушку, а Россия перестанет быть заинтересована в помощи Беларуси, потому что у этой страны просто не будет  лишних денег. Кстати, в этом кроется и ответ на вопрос: а что будет, если Украина, паче чаяния, войдет в Таможенный союз? А ничего не будет – окончательно загубит свою экономику и выйдет из этого образования, вместе с Беларусью осознав полную бесперспективность зависимости от гаснущих нефтяных «звезд». И опять начнет стучаться в двери Европы, которая к тому времени тоже переживет свою «сланцевую революцию», хоть и не столь впечатляющую, как американская.