Виталий Портников: Атака на Мацеревича

Виталий Портников

Поляки и украинцы могут разобраться в общей истории без посторонних агрессоров.

Российские политики, дипломаты и социальные сети в один голос набросились на министра обороны Польши Антони Мацеревича, заявившего, что Россия дала толчок событиям, которые привели к Волынской трагедии. Даже официальный спикер МИДа России, одиозная Мария Захарова решила обвинить главу польского военного ведомства в "русофобии" и посмеяться над его позицией. Между тем, Мацеревич с исторической точки зрения совершенно прав.

События на Волыни - прямой результат сговора между гитлеровской Германией и сталинским Советским Союзом. Оккупанты - а в случае с Волынью это именно Советский Союз - многое сделали для разжигания ненависти - классовой, религиозной, национальной. То, что Советский Союз был заинтересован в разжигании этой ненависти, знает каждый, кто изучал историю Второй Мировой войны. В конце концов, СССР освобождал Волынь не от кого-нибудь, а от "панской" Польши, в которой поляки были угнетателями белорусов. И Советский Союз был заинтересован в польско-украинском противостоянии.

Но вопрос даже не в исторической дискуссии - в конце концов, у сторон могут быть разные аргументы. Дело - в разочаровании. В Москве надеятся в очередной раз поссорить поляков и украинцев. И заявление польского министра обороны, демонстрирующего, что в Варшаве не забыли о роли Москвы в польской трагедии - это не то, что хотели бы услышать в российской столице.

В Москве не понимают, что польские политики, которые сегодня говорят о Волыни, рассматривают происшедшее в годы Второй Мировой войны как часть истории Речи Посполитой. Внутренней истории поляков и украинцев. По отношению к этой истории Московское княжество, Российская империя, Советский Союз, Российская Федерация всегда будет восприниматься в качестве внешнего агрессора. И пребывание российских войск на Донбассе и в Крыму - такое же доказательство этого очевидного факта, как советские войска во Львове и Луцке. Какие ещё должны быть доказательства, чтобы их восприняла Маша Захарова?

Именно поэтому поляки и украинцы все ещё сохраняют шансы разобраться в непростых событиях общей истории между собой.

Без посторонних агрессоров.