Мустафа Найем: Оскал Партии регионов ч. 3

Мустафа Найем

С каждым днем в стране насаживается кастовое мироустройство, в котором есть вы и мы. Вы – это те, кто, пользуясь своим социальным статусом и государственной машиной, рассказываете нам, что мы – никто. Мы – это те, с кем можно говорить языком силы и унижения, в лучшем случае – брезгливых подачек.

В пятницу Днепровское управление МВД Украины отказало мне в возбуждении уголовного дела в связи с инцидентом, который произошел две недели назад на съезде Партии регионов.
По-человечески, мне, конечно же, неприятно. Неприятно вспоминать барское хамство на дороге, маты и вообще всю эту ситуацию. Да, на мне нет и не было синяков, я не перенес сотрясение мозга и у меня целы все кости. И я действительно отказался от прохождения судебно-медицинской экспертизы. Не потому что меня не били. А потому что в этом не было необходимости. А поднимать истерику из-за несуществующих ссадин считал и считаю унизительным.
Тем не менее, я доведу это дело до конца. Я еще не получил официального ответа от прокуратуры и МВД, и мне неизвестны результаты проверки. Но, если информация в СМИ подтвердится, и мне действительно откажут в возбуждении уголовного дела, я обращусь в суд. И, как заявитель, получу право ознакомиться со всеми материалами проверки, в т.ч. с показаниями свидетелей – членов Партии регионов, милиционеров и сотрудников ГАИ. Я знаю, что я говорил правду и, если эта правда не будет услышана, я хочу получить и обнародовать документально оформленную ложь всех, кто был причастен к этому событию.
Все это я буду делать не из желания отомстить и не из чувства личной обиды.
Эмоционально я эту ситуацию уже пережил. В конце концов, я не испытываю настолько глубокого страха перед агрессией в свой адрес, чтобы сделать делом своей жизни месть трем охранникам очередного члена Партии регионов. В жизни мне не раз приходилось сталкиваться с грубостью, испытывать боль и терпеть поражение от превосходящей силы. Это не нормально, но, если ты мужчина, с тобой такое может случаться.
Вместе с тем, чего действительно я всегда боялся и боюсь – это бессилия. Мне неприятно вспоминать унизительное ощущение беспомощности, когда охранники, пользуясь своим физическим превосходством, на моих глазах и в присутствии милиции и сотрудников ГАИ не спеша стирали файлы из моего телефона. Меня унижает мысль, что десятки людей в самой большой партии в стране знают имена и фамилии виновников, но из чувства круговой поруки предпочитают трусливо молчать. Все, что я могу сделать – это учитывать все эти факты в своей профессиональной деятельности.
Напоследок, я бы хотел добавить еще вот что.
На самом деле, сама по себе эта ситуация не фатальна. Но в ней кроется важный симптом нашего времени. То ощущение бессилия и унижения, которое испытал я, ежедневно и ежеминутно испытывают миллионы других украинцев. Не потому что их повсеместно бьют и матерят. А потому что с приходом действующей власти все чаще и чаще побеждают жлобство, хамство и животные инстинкты. Все это происходит не просто открыто, а демонстративно и сопровождается молчаливым оскалом партии, культивирующей вседозволенность на правах силы.
С каждым днем в стране насаживается кастовое мироустройство, в котором есть вы и мы. Вы – это те, кто, пользуясь своим социальным статусом и государственной машиной, рассказываете нам, что мы – никто. Мы – это те, с кем можно говорить языком силы и унижения, в лучшем случае – брезгливых подачек.
Уверен, многие, кто причисляют себя к этой партии и содействуют ей, прочитав эти строки, отмахнутся и скажут, что их это не касается. Так могло бы быть, если б вы не знали и не осознавали, что происходит за окнами ваших офисов: на улицах, в судах, в больницах, в отделениях милиции и прокуратуры. Но вы знаете. А значит, участвуете в разделении страны на сообщества бояр и черни.
Но дело в том, что и мы тоже все знаем и видим. Более того, мы четко осознаем место, которое вы нам определили в своей реальности.
Если это не остановить, будет война. Но не за лозунги, не за партии и не за языки. А за элементарное человеческое достоинство.