Виталий Портников: Фракция страха

Виталий Портников

После чужих всегда приходит время отвечать своим.

Лишившийся мандата "регионал" Игорь Марков называет свою бывшую фракцию держащейся исключительно на страхе. Возможно, он считает, что совершает выдающееся разоблачение – но это совсем так. В нашей стране в депутаты идут именно что из страха – из страха за свое будущее, за свой бизнес, за свою неприкосновенность. Другое дело, что с лишением мандата Игоря Маркова стена неприкосновенности, которая еще окружала хотя бы депутатов от большинства, разрушилась, будто ее никогда и не было.

Это естественная логика развития режима, ориентированного на личный контроль над политической жизнью страны. Когда депутаты российской Государственной Думы с чувством особого удовлетворения лишали мандата своего коллегу-оппозиционера Геннадия Гудкова, разве могли они подумать, что пройдет всего несколько недель специальная комиссия займется уже депутатами-единороссами, у которых тоже окажется "неправильный" бизнес. Правда, ирония судьбы? Ты идешь в парламент как раз для того, чтобы этот бизнес защитить – а потом за владение им у тебя отбирают мандат.

Когда у Гудкова отбирали мандат, нетрудно было понять, что российская власть создает прецедент, делающий уязвимым весь депутатский корпус. То же самое происходило и с отъемом мандатов украинских депутатов-оппозиционеров – только тогда никто из представителей Партии Регионов, включая потерявшего вчера страх Игоря Маркова не протестовал и даже не задумывался о том, что он может стать следующей жертвой отлаженной судебной системы, замкнутой на Межигорье. Никто даже не оглянулся на Россию, по лекалам которой кроится управление нашим собственным государством, не заметил, что после чужих приходит время отвечать своим. И даже Игорь Марков, мечтающий о интеграции с Россией, об этом ни на одну минуту не задумался. Что ж, как говорится, Россию заказывали – получите!

Так что жизнь в страха депутаты от правящего большинства сами себе устроили. Да и правящим большинством фракцию Партии Регионов теперь трудно назвать – точнее был бы термин "в страхе обеспечивающая правление" и дрожащая за свое будущее группа товарищей со значками.