ЭХО МОСКВЫ. КОД ДОСТУПА С ЮЛИЕЙ ЛАТЫНИНОЙ.

Авторская программа Юлии Латыниной.

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире – Юлия Латынина, программа «Код доступа», и начну с первостатейного скандала не хуже Arctic Sea, который случился между Россией и Турцией, что особенно обидно, что между Россией с Турцией, а не между Россией, ну, и хотя бы США.

10 октября турецкие ВВС перехватили пассажирский самолет, который летел из Москвы в Дамаск, вынудили его сесть в Анкаре, вытащили из самолета около десятка запечатанных контейнеров. Не то, чтобы совсем уж с оружием, но с продукцией Тульского бюро приборостроения. И в тот же день стало известно о том, что Путин откладывает свой визит в Турцию, который должен был состояться через 5 дней. То есть, по-видимому, руководителям двух стран, одна из которых возрождает Оттоманскую Порту и претендует на роль лидера исламского мира, другой лидер строит то ли 20-й, то ли 26-й дворец, кушает творог (НЕРАЗБОРЧИВО) от Патриарха и в свободное от плавания в бассейне время работает бесплатно при сирийском диктаторе Асаде. Говорить им не о чем.

Надо сказать, что практика перевозок военных грузов пассажирскими рейсами имеет давнюю славную традицию. Куба, например, таким путем при Альенде завезла на Чили около 3 тысяч автоматов. По крайней мере, один раз таможенники чилийские груз накрыли, но его сопровождал альендовский министр Эдуардо Поредис, он заявил, что все несколько десятков запечатанных контейнеров – это его личный багаж. Проблема, конечно, влезает мало, потому что пассажирский рейс – это тебе не Arctic Sea. Но согласитесь, можно, с другой стороны, сэкономить на транспортных расходах.

Это для наших тоже немаловажно, потому что, помните, была замечательная история, когда 2 наших агента, которые хлопнули Яндарбиева в Катаре, попались оттого, что лететь должны были обратно нахаляву Аэрофлотом, а в ожидании рейса решили прошвырнуться по магазинам. Конечно, не совсем понятно, чего этот рейс летел через турецкое воздушное пространство, но мне-то лично самое обидное, что скандал даже произошел не с США, а вот именно что с будущей Оттоманской Портой.

Вообще-то то, что происходит сейчас на Ближнем Востоке, мне очень напоминает промежуток между Первой и Второй мировыми войнами. Тогда мир тоже был разделен на 2 силы, но не на силу зла и на силу добра, а на силу зла и идиотов. То есть, с одной стороны, был Сталин, такой Саурон, который последовательно превращал свою страну в военную машину для завоевания мира. Последовательно, через Коминтерн и других агентов влияния последовательно разрушал западную демократию изнутри. Сталин закупал образцы вооружений на Западе, обвинял Запад же в агрессии против мирного СССР и объяснял всем, что СССР есть исключительно мирное государство, но вот мировые буржуи обязательно нанесут по нему удар и тогда...

А вот с другой стороны были не Гендальфы, не Фродо, а идиоты. Они продавали Саурону образцы военной техники и попадались решительно во все расставленные им политические и идеологические ловушки.

Демократия вообще не любит воевать, потому что деньги, потраченные на войну, гораздо лучше раздать избирателям, потом президенты не доверяют генералам. Демократии плохо приспособлены к геополитике, потому что геополитика – это вранье, интриги и предательство. А демократии публично врать не могут. Не может глава демократической страны как Сталин сегодня Гитлера клеймить, а завтра с ним подписать пакт о разделе Европы.

Иначе говоря, тоталитаризма эффективнее демократии в том, что касается лжи и насилия. Однако, демократия эффективнее тоталитаризма в экономике и, в конце концов, это оказалось для Советского Союза роковым.

И вот сейчас ситуация довольно похожая. Есть сила зла – это исламистский мир, который мечтает уничтожить Запад, при этом именно Запад исламизм обвиняет в агрессии против себя. Это такой худший вид параноика – агрессор, который считает себя жертвой.

Разница по сравнению с коммунистическим Сауроном заключается, во-первых, в том, что исламистский мир не един. Есть Ахмадинеджад – это такой, в чистом виде исламский Гитлер. Собственно, для той же Саудовской Аравии или для той же Турции Ахмадинеджад играет роль ту же, что Гитлер для Сталина: это пугало, благодаря существованию которого США вынуждены отстаивать интересы Саудовской Аравии.

Есть Аль-Каида. Аль-Каида как и сталинские агенты очень хорошо поняла, что ее главным союзником на Западе являются полезные идиоты – правозащитные международные организации, заточенные еще с коммунистических времен под уничтожение буржуазного государства путем делегитимизации его права на насилие против террористов и подрывных элементов.

Есть Саудовская Аравия и Катар – это страны-рантье с огромными амбициями, огромными деньгами, деспотическими восточными фантазиями. Рассуждают они очень просто: «Мы можем купить любого западного политика, но в крайнем случае нанять любого лоббиста».

Вот, как ни странно, позиция Запада на Ближнем Востоке очень часто может быть объяснена тем, что Запад делает то, что надо Саудовской Аравии. Не в том смысле, что есть западный политик, который знает, что надо его стране, но к нему приходят саудиты, приносят мешок денег и говорят «Сделай наоборот». А в том смысле, что никакой геополитики на Западе нет. Большая игра – это не развлечение демократии. Ну а если тебе до лампочки, почему не сделать так, как просит хороший знакомый?

Вот ты приходишь в магазин и думаешь «Так. Брать сыр с дырочками или без?» Ну, в принципе, все равно. Этот твой друг тебе говорит «Ну, бери с дырочками». И ты берешь с дырочками.

Наконец, есть Турция. Премьер Турции – исламист Реджеп Эрдоган открыто взял курс на возрождение Оттоманской Порты. В 1923 году великий реформатор Кемаль Ататюрк сделал Турцию европейской страной, запретил арабский алфавит и арабскую одежду. А Реджеп Эрдоган делает Турцию новой Оттоманской Портой. Это (НЕРАЗБОРЧИВО) величайшей важности. Потому что в начале XX века у здравомыслящего реформатора не было вопроса, что делать, чтобы его страна выжила. Ответ – делать, как в Европе.

Сейчас у всенародно избранного премьера Эрдогана тоже нет вопроса, что делать, чтобы его страна выжила. Делать не как в Европе, потому что сейчас подражать Европе – это безумие и самоубийство. В турецкой экономике нет кризиса, она продолжает расти, это здоровое работоспособное молодое население, это упрощение правил ведения бизнеса, поощрение предпринимательства, это все Эрдоган. Надо быть сумасшедшим, чтобы вместо этого начать плодить люмпенов и бюрократию, и ввозить себе каких-нибудь эфиопов со словами «Ой, мы их когда-то завоевали и мы им страшно должны».

Вот, собственно, новая шахматная доска. С одной стороны, силы во множественном числе зла, с другой идиоты политкорректной демократии. И разница с первой половиной XX века заключается в том, что, во-первых, как я уже сказала, Сауронов на этот раз много и цели у них разные. А во-вторых, разница заключается в том, что в свое время, проигрывая Советам по части эффективности насилия, западные демократии выигрывали у Советов по части эффективности экономики. И урок краха Советского Союза заключался в том, что эффективная экономика победила эффективное насилие.

К сожалению, сейчас это не так. Люмпенизация демократических стран и выплачивание избирателям ренты со стороны политиков зашли слишком далеко. То есть, конечно, речь не идет о том, что турецкая экономика эффективнее европейской. Но уже речь идет о том, что европейская экономика не может служить примером и образцом.

Во всех крупных войнах выигрывает тот, кто в них не участвует или участвует в минимальной степени. Поэтому победителем в 30-летней войне была Великобритания, в Первой и Второй мировой – США, а в войне между исламом и Западом победителем будет Китай.

То, что касается роли России во всей этой истории, она исключительно третьестепенная и, в принципе, политику российских властей в Сирии я бы охарактеризовала так. Кремль искренне считает, что по итогам Ливии проклятые пиндосы кинули его на бабки и не выполнили, что обещали. Вопрос о том, что могут пиндосы обещать стране, где убивают их собственного посла, в кремлевские головы честно не приходит, потому что, в общем-то, подобно своим арабским союзникам в Кремле искренне верят в то, что в мире есть большой дьявол и что обитает он на (НЕРАЗБОРЧИВО).

Самое удивительное при этом заключается в том, что все наши восточные друзья, включая того же Асада, действительно, кидают Путина каждый день и ставят его в идиотское положение перед тем же Вашингтоном. Это уже какая-то новая ближневосточная игра кинуть Путина, пообещав ему, чтобы он там ломанулся с криком «Я договорился с Асадом и он уйдет» и выглядел тут же дураком. И, с одной стороны, удивительно, что к тем, кто его, действительно, кидает, у Путина претензий нет. А с другой стороны, согласимся. Если весь мир в этой ситуации ведет себя как идиот, то почему Кремль не может тоже вести себя как идиот? Вообще я бы сказала, что в Кремле разделяют все безумные фантазии исламистов, не считая их жертвенности, потому что вместо Аллаха верят в бабло. И в итоге из России, получается, как-то, знаете, обидно. И зло, но не сила.

Еще несколько вопросов по интернету. Собственно, 2 вопроса – один про погром в гей-клубе и другой про избиение людьми с надписью «Чечня» на майке в Кемерове посетителей кафе.

Вот, собственно, то, что эти вопросы стоят рядом, является ответом на каждый из них. Напоминаю, что в Кемерово в кафе зашли горцы. Можно посмотреть в ЖЖ Навального, как они отважно били там крошечную девушку, мужика, который за нее заступился. А, вот, защитники России – они дрались не с горцами почему-то, они дрались с геями. Или, вот, то же самое, знаете, кавказская свадьба стреляла в воздух, а в это время защитники России громили выставку на Винзаводе. Вот, я по этой причине никак наших защитников России не могу назвать, ну, никем кроме трусов. Вот, как-то я не слышала, чтобы православные активисты напали на тех, кто может дать сдачи, чтобы они там осадили президент-отель, появлялись в мечетях во время намаза. Они бьют там женщин, геев, интеллигентов. Ну, кто слабее.

У меня еще есть одно подозрение, потому что... Я не понимаю, чего наши православнутые так подвинулись на геях и лесбиянках? Они что, скрытые гомосеки? Вот, чего они испытывают такой интерес к этому сообществу, что кушать не могут? Вот, я к нему как-то не испытываю никаких чувств – они меня не вдохновляют и не раздражают. Ну вот есть собиратель марок. Там, я марки не собираю, но я не возражаю, если их собирает кто-то. И меня не волнуют, там, ни его чувства, ни за, ни против. Ну, согласитесь, что если люди думают, что Россию можно сделать великой, плеща кислотой в лицо геям, это как-то должно быть, наверное, связано с их собственными сексуальными комплексами.

Еще 2 вещи. Первое, плескать в лицо кислотой – это не хулиганка даже, это тяжкие телесные как и в Кемерово. Как вы понимаете, найти 20 человек не составляет труда как и в Кемерово. Вопрос – их найдут и сколько им дадут? Или будет так: плескай кислотой, только не пляши в храме? Потому что государство распадается на глазах.

Вот, фантастическая история, убийство Марины Голуб. Обратите внимание, на Минской водила задавил 7 человек, его тут же поймали. Это был обычный люмпен, многократно пьяный, подражавший колесницам властьимущих, не имея на то статуса. Задавил – схватили.

А тут убийца, он уже признался, что да, он – убийца, некто Русаков, 31 год, коллекционер Кадиллаков, студент каких-то Академий Госслужбы, Народного хозяйства. То есть он еще будущий чиновник. Он у нас опора бедных и защитник вдов. Ну, вот, не довелось, конечно, господину Русакову стать опорой бедных – он слишком любил Кадиллаки. Ну, по виду его, даже посмотреть его видео, такой типичный решала. И в иерархии оккупировавшей страну сволочи, ну, он там, ну, штурмбанфюрер, не больше, майорчик.

Итак, мы имеем суперрезонансное преступление. И сначала нам объявляют, что, мол, владелец Кадиллака сам явился в полицию, но, вроде бы, не причем. Потом нам объявляют, что он, все-таки, убежал. А потом он сам, не стесняясь, выступает с обращением. Он еще взывает к нашим хорошим чувствам, он еще объясняет, какой коррумпированный суд у нас в России. Понимаете? Он еще, когда ему не удалось отмазаться, он еще сейчас будет строить из себя политического заключенного, при этом сам честно говорит, что тот водитель стартанул (то есть стоял на месте), а я продолжал ехать и надеялся проскочить.

Но меня интересует другое. Ребят, вот, кто был автор той первой новости, что господин Русаков явился в полицию? Так он являлся? И почему его не задержали? Вот, кто конкретно тот человек, который его отпустил? Или кто конкретно тот человек, который соврал, что он явился? Потому что понятно, с моей точки зрения, что вот то, что происходит с этой аварией, это майорчику штурмбанфюреру можно только за деньги. Он не сын Сергея Иванова, которому можно давить людей просто так. Я не сомневаюсь, что его, скорее всего, поймают, потому что слишком резонансное преступление. Но, вот, просто когда он говорит, послушайте, как он говорит (этот решала) и послушайте, как в воздухе стоит шелест купюр.

И еще один вопрос – это вопрос об освобождении Самуцевич при кассации. Я об этом довольно подробно пишу в «Новой газете», а сейчас скажу несколько очень вещей штрихом.

Первое. История с освобождением Самуцевич мне страшно напоминает историю с освобождением Платона Лебедева. Помните, когда все понимали, что не выйдет Лебедев никогда на свободу, и вдруг какой-то Вельский суд в ходе совершенно рядовой жалобы адвокатов, которые ничего подобного не ожидали, принимает решение сократить наказание. Потом, естественно, следующий суд это решение отменяет. И образуется такая ситуация, да? Ситуация, которая, с одной стороны, ничего не знает, с другой стороны, создает ненужные надежды. И, вот, очевидно, она должна была внушить смятение подсудимым в тот самый момент, когда очень, ведь, хочется Путину, чтобы явно Ходорковский написал о помиловании. И вообще это все очень кстати придется для Страсбургского суда.

Вот абсолютно та же история с Екатериной Самуцевич. Почему она сменила адвоката, я об этом говорила в прошлый раз, не буду повторяться. Частная история. Вдруг после этого ее отпускают на свободу. И Эдуард Лимонов говорит, что «вот, это пощечина профессионализму адвокатов. Мы впервые услышали, например, что Самуцевич не участвовала в самой акции». Ну, во-первых, это глупость. Виолетта Волкова говорила на суде, что Самуцевич не участвовала в акции, что ее вытолкала охрана. Но, действительно, это очень важный момент. Ведь, что доказывали адвокаты? Адвокаты доказывали, что пляска не была преступлением. И они не могли одновременно доказывать, что это было преступление, но Самуцевич в нем не принимала участия.

Если уж и адвокаты при этом избрали единственную адекватную событию линию защиты, потому что адвокат обязан максимально блюсти интересы своего заявителя. Вот в этом случае я должна сказать, что адвокаты Pussy Riot это сделали, потому что я думаю, что если бы Виолетта Волкова бегала везде и говорила «Вот, эти проклятые девчонки совершили преступление, но моя-то не успела принять в нем участие», это не было бы в интересах Екатерины Самуцевич в широком смысле слова. Потому что иногда, знаете, лучше отсидеть 2 года, чем чтобы тебя клеймили и называли предательницей, которой сейчас Самуцевич ни в коем случае не является, обратите внимание, потому что она никаких покаяний не произнесла, никаких своих слов не взяла назад. И судья дала условный срок Самуцевич, вот, абсолютно по тем же основаниям, что было кажущееся смягчение приговора Платону Лебедеву. Потому что в Кремле решили, что «мы сейчас покажем Западу, что мы не звери, мы внесем раскол в группу и что в Страсбурге пригодится».

А история-то важна вот чем. Мы все боимся, что сейчас будут закручивать гайки. Но, в общем, гайки-то, по большому счету, закручивают только картонные, потому что мы же не можем считать всерьез, что... Да, в конце концов, даже 2 года за пляску в храме... Ну как сказать? За святотатство не дают 2 года, за святотатство либо не судят, либо сжигают на костре. Вот, 2 года за пляску в храме – вот и суть путинского режима.

Другой вариант. Фильм «Анатомия протеста-2». Вот, по поводу него столько всякого стала визжать оппозиция, а, ведь, оно того не стоит. Потому что, да, если бы оппозицию посадили за измену родине, а потом эти фиктивные извинения стали озвучивать по телевизору, ну, это был бы повод кричать «37-й год!» А 37-й год, когда на телеэкране в праймтайм в пятницу и все это... Это не 37-й год.

В первой «Анатомии», если помните, показали массовку, в которую, якобы, за деньги нанимали ходить на демонстрации. И, вот, ваша покорная слуга и «Новая газета» отправили в ФСБ и в прокуратуру запрос, что, вот, мол, имеются признаки, статья, кажется, 315-я, измена родине. С учетом того, что контакты тех, кто организовывал съемку и массовку известны, просим сообщить, какие дела заведены. На что ФСБ до сих пор (НЕРАЗБОРЧИВО), то есть она ответила, что процесс идет.

Вот, я обращаю внимание, что сила репрессий пока прямо пропорциональна силе оппозиции. Оппозиция не доставляет Путину больших проблем, хотя куда больше доставляет, чем год назад. И у нее тоже нет больших проблем. Тут многие возмутятся и скажут «Ну а как же люди сидят по делу 6-го мая?» Ответ мой будет очень циничный. Посмотрите, кто сидит. Сидят люди максимально неизвестные, случайно попавшие под каток, люди, посадка которых не представляет из себя решения. У нас, к сожалению, государство устроено так, что маленького человека посадить – не важно, он рядовой оппозиционер или рядовой бизнесмен – его посадить не представляет решения. А, вот, посадить Навального – это решение. Это решение, очевидно, должен принять лично Путин. Это решение Путин пока, очевидно, не принимает, потому что он вообще не любит принимать решений.

И, все-таки, согласитесь, что от Путина все время ждут злодейств страшных, а он пока только Чижика съел. Ну, вот, просто как у Бродского – все-таки, ворюги нам милей, чем кровопийцы. И кстати говоря, у меня есть вопрос насчет Удальцова и насчет того, что он там говорил Гиви Таргамадзе, есть ли это измена родине или нет.

Если можно, я на секундочку вернусь к войне Сирии с Турцией, которую Турция то ли объявила Сирии, то ли не объявила. Помните, с чего там все началось? Там кто-то с сирийской стороны обстрелял турецкий город, после чего турки сказали, что «вот это враждебное действие и мы оставляем за собой возможность воевать».

Вот, замечательно в этой истории то, что ничего нельзя понять, кто обстрелял, почему обстрелял и обстреляли ли? Может быть, в той каше, которая там творится и поскольку у всех участников этих событий абсолютная злая воля и абсолютная любовь к манипуляциям информации, (НЕРАЗБОРЧИВО) сказать, (НЕРАЗБОРЧИВО) сирийский же... Ну, могли бы стрелять, действительно, сирийцы сами. Мог отстрелять сирийский провокатор именно с целью того, чтобы Турция встала, наконец, на сторону повстанцев открыто. Но (НЕРАЗБОРЧИВО) турки, устроить себе такой Глейвиц как немцы в Польше. Вот, совершенно непонятно в данном случае, когда со всех сторон имеется злая воля, с какой стороны находится Глейвиц.

Вот, примерно абсолютно так же в случае с Удальцовым. Есть Сергей Удальцов, которого я лично не люблю по двум причинам. Во-первых, потому что, понятно, что я не люблю левых коммунистов. Так не люблю, что кушать не могу. Во-вторых, я второй раз не люблю Сергея Удальцова за ту роль, которую он, очевидно, стал играть на выборах в Координационный совет оппозиции, когда во время этих выборов выяснилось, что Удальцов не так уж популярен в левой тусовке и пытается монополизировать места своих сторонников в Совете путем закулисных манипуляций коллегиями выборщиков. Вплоть до того, что кончилось тем, что остальная левая тусовка сказала, что «Удальцов нас не представляет, и мы игнорируем выборы в Координационный совет». Да? То есть, вот, есть Сергей Удальцов. А, вот, есть Гиви Таргамадзе, который тоже, ну, с моей точки зрения, сумасшедший провокатор и мог сказать все, что угодно.

Мог Удальцов, который мог сказать все, что угодно, Таргамадзе, который мог сказать все, что угодно, общая склонность к понтам «Сейчас мы их всех шапками забросаем», само НТВ, которое в случае «Анатомии протеста» является, как бы, заведомо, на мой взгляд, не очень добросовестным. И что они там могли приписать этим двум людям, которые могли сказать, что угодно, и с какой стороны находится Глейвиц тоже непонятно.

Единственное, что я не могу добавить в связи с «Анатомией протеста», это, конечно, вот эта история об анонимности ее авторов, что когда сказали, что «мы сейчас обнародуем их имена», то там чуть ли не единороссы пригрозили уголовным преследованием. Согласитесь, это совершенно потрясающая вещь, потому что, ну, мало того, что есть практика указания имен, да? Анонимки не принимаются. У нас на «Эхе» когда не подписана смска, мы ее не будем озвучивать. По крайней мере, такое правило приличия. Так, все-таки, любой фильм, первым делом пишут режиссера, потому что это самое главное для режиссера. То есть эти ребята заведомо, сочиняя анонимку... То, что это анонимка, уже говорит о ее качестве. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире – Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда в это время по субботам. Евросоюзу дали предсмертную Нобелевскую премию, ну, примерно как Брежневу 5-ю звезду. Конечно, это фантастическое, на мой взгляд, действие, которое дискредитировало бы идею Нобелевской премии мира, если бы она не была дискредитирована уже давно. Но, конечно, удивительно, что дали ее именно сейчас, потому что сейчас Евросоюз не просто испытывает кризис. Это не финансовый кризис, это кризис идей демократии, это кризис, связанный не с тем, что кто-то слишком много потратил денег, а связанный с тем, что политики обещали избирателям больше денег, чем получало государство, а избиратели хотели тратить больше, чем зарабатывали. То есть это удар по самой центральной идее, которой только является демократическая идея. И более того, я скажу, что это происходит не первый раз, потому что, как ни странно, кризис 1929 года по механизмам напоминал нынешний и был связан с тем, что фискальная политика находилась в руках парламентов, избранных с помощью всеобщего избирательного права. Напоминаю, что избирательное право всеобщее как раз тогда начало шествие по Европе, а монетарная политика находилась, все-таки, в руках финансовых элит.

Если еще проще, и тот, и этот кризис в значительной степени был связан с демократизацией системы финансов, с тем, что на финансовые рынки вышло огромное количество людей, которым, в общем, нечего на финансовых рынках делать.

Я вот по этому поводу хочу сказать одну очень важную вещь. Вот, Фукуяма, главный проповедник либеральной демократии в свое время сразу после конца Советского Союза заявил, что существует конец истории и он связан с тем, что либеральная демократия является единственной реальной альтернативой для технологически развитых обществ. И самое удивительное, что хочу процитировать другую цитату. Гласит: «Демократия, кажется, сейчас вот-вот везде восторжествует. Распространение демократических институтов обещает привести все формы государства к демократии». Это цитата 1918 года американского президента-идеалиста Вудро Вильсона. И очень интересно посмотреть, что тогда последовало в той же самой Европе за тем же самым 1918-м годом, потому что это удивительный период в истории Европы, о котором вспоминают редко. (НЕРАЗБОРЧИВО) невелика, период между Первой и Второй мировой войной, потому что тогда тоже было такое всемирное очень быстрое развитие демократии такое же, как после краха Советского Союза, потому что история устроена очень просто: кто воюет, у того и право голоса.

Первая мировая война с ее массовыми армиями привела к повсеместному внедрению массового избирательного права. И политкорректный взгляд на эту эпоху выглядит, ну, примерно так. В Европе воцарилась демократия, в Германии к власти пришел Гитлер. Ну, все остальное было замечательно.

Вот давайте посмотрим пристально на то, что случилось с европейскими странами, которые в результате Первой мировой войны получили всеобщее или почти всеобщее избирательное право и право народа участвовать в управлении государством? Ну, первой погибла демократия в России. Просуществовала она аж с февраля по октябрь 1917-го.

В Венгрии кратковременная коммунистическая революция сменилась белым террором, потом властью диктатора Хорти. Очень интересная страна была Болгария. У нее был такой человек, которого звали Александр Стамболийский – это был лидер крупнейшей крестьянской партии. И, в принципе, он был не совсем коммунист в том смысле, что Болгария была очень похожа по структуре на латиноамериканскую страну, где очень много крупной собственности и, соответственно, обездоленные крестьяне. И в такой стране, действительно, надо обязательно производить передел этой крупной собственности среди крестьян, потому что если ты не дашь им их земельные участки, то ты никогда не создашь тот самый класс собственников, который только спасает государство. Проблема заключается в том, что очень часто люди, которые начинают с передела земли, увлекаются и продолжают контроль рынка зерна, уничтожение буржуазии и так далее, и так далее. Вот, Стамболийский был очень такой похожий деятель, он сидел в тюрьме за речи против войны, буржуазии и царя лично. И, вот, в 1919 году, как раз когда везде производили коммунистические революции, царь сделал невероятную вещь – он достал этого человека из тюрьмы и назначил его премьером. После этого, став премьером, народный лидер Стамболийский а) организовал вооруженное восстание, будучи премьером. б) Вот тот самый тотальный передел собственности, который был бы весьма неплох, если бы он был связан только с тем, что переделили землю. Но он был связан с контролем над рынком зерна и прочим, и прочим.

Кроме того, Стамболийский организовал крестьянскую армию, которая должна была ему помочь выполнять все эти реформы.

Военные его свергли в 1923 году. Но это было еще не все, потому что в 1934 году новый переворот начался в Болгарии, на этот раз его организовала военная организация под названием «Звено». И у нее один из лидеров (его звали Кимон Георгиев) – это совершенно потрясающий человек. У него судьба невероятная. Он 2 года, с 1934-го по 1936-й, пока диктатором был он, он устроил вполне фашистскую диктатуру по образцу Бенито Муссолини. А в 1944 году Георгиев в составе Народного фронта вместе с коммунистами снова пришел к власти, оставался в составе болгарского правительства до 1962 года.

В Югославии диктатором стал король. Это совершенно потрясающая история. В Югославии случился конституционный кризис. Он был связан с тем, что в парламенте возмущенный депутат расстрелял пятерых своих коллег из противоположной партии. После чего король Александр Карагеоргиевич в 1929 году совершает переворот, берет власть в свои руки и, внимание, вводит в стране всеобщее избирательное право для мужчин, то есть он действует абсолютно по рецепту Бисмарка, который в свое время ввел в Германии, ну, если не всеобщее избирательное право, то очень сильно понизил ценз, чтобы разбавить собственников тупыми патриотами.

Еще более потрясающая история в Румынии. Вот, очень часто говорят, что «вы знаете, фашистские перевороты совершались в тех странах, которые страдали от поражения в Первой мировой войне». Великая Румыния именно в промежуток между двумя войнами и за награду в участие на войне на стороне Англии и Франции, она достигла максимальных размеров. В ней было несколько партий, которые отражали волю масс. Одна, естественно, была крайне левая. Но надо сказать, что в Румынии коммунисты не были так сильны как, скажем, в той же Венгрии. Или даже как в той же Латвии. А, вот, вторая массовая партия была одной из самых страшных, я бы сказала, массовых партий Европы. Она очень хорошо знакома по ее русскому предшественнику, она называлась буквально «Легион Михаила Архангела». Черносотенцы румынские, они же Железная гвардия.

Легион отличался от большинства фашистских движений тем, что он был основан православным религиозным мистиком. Это был православный мистицизм, отречение от презренного материального капитализма, представление о некоей общественной собственности, антисемитизм, до такой степени дикий, что когда в 1940 году Легион пришел к власти, то Румыния была единственной страной, где немцы сдерживали порыв народных масс относительно евреев. То есть в Бессарабии, в (НЕРАЗБОРЧИВО), в (НЕРАЗБОРЧИВО) евреи вырезались народом подчистую, не дожидаясь депортации в лагеря смерти. Немцы досадовали.

Ну а дальше смотрим. В Германии коммунистическая революция была подавлена, Веймарская республика просуществовала недолго, в 1933 году избиратели Германии могли выбирать между Эрнстом Тельманом и Адольфом Гитлером. Прекрасный выбор.

Испания, 1930-й год, к власти приходят республиканцы, в стране начинается красный террор и не столько по воле правительства, сколько из-за его бессилия. Реакцией на эту резню становится (НЕРАЗБОРЧИВО) Франко. Причем, в ходе начавшейся гражданской войны слабое республиканское правительство превращается в марионетку Сталина при том, что первоначально коммунисты в этом правительстве были не особенно сильны.

Италия, в 1922 году к власти приходит Муссолини, в 1924 году он принимает первую в истории человечества Конституцию, действительно гарантировавшую всеобщее избирательное право. Ну, правда, на бумаге была сталинская Конституция 1936 года. Латвия, Литва и Эстония – постоянные объекты большевистских диверсий, весьма значительное коммунистическое движение, конец которому положен только тогда, когда президенты соответствующих стран превратились в диктаторов. Особенно удачная была диктатура в Литве. Вот это был как раз тот реформатор Сметона, который раздал землю крестьянам и остановился, и создал в стране крупный класс крестьян-собственников, которые потом до 70-х годов воевали в лесах против советской власти и расстреливали коммунистов. Ну, вот, коммунистов, конечно, Сметона расстреливал недостаточно, как выяснилось.

Военным диктатором Польши стал Пилсуцкий. В Португалии в 1932 году к власти приходит Салазар. В Греции в 1936 году приход коммунистов к власти, предотвращена отдача этой самой власти в руки диктатора Метаксаса.

Итого. Через 10 лет после того, как Вудро Вильсон сказал свою замечательную фразу, демократия сохранилась в Европе практически только в тех странах, которые имели долгую традицию самоуправления, то есть Великобритания, Дания, Швеция, Норвегия и Швейцария. Под демократией я имею в виду, естественно, всеобщее избирательное право, а не существование королей. Бельгия плюс Франция, которая ну уж очень долго, несколько революций сделала, стремясь к всеобщему избирательному праву, и результаты первых не были хороши. Ну и Финляндия – удивительное исключение, хотя, можно сказать, что даже в Российской империи она самоуправлялась.

То есть обращаю внимание, во всех остальных странах вне зависимости от победы или поражения страны в Первой мировой войне и задолго до кризиса 1929 года массовое избирательное право и устроенные массами революции тут же породили диктатуры двух видов. Или такие, которые вовсе отрицали частную собственность и проповедовали интернационализм как это было в России или в Венгрии при Бела Куне, или такие, которые проповедовали национализм и корпоративистское общество, в котором социальное государство заботится о бедняках, а интересы частного капитала подчинены интересам социального государства. Тогда это называлось «фашизм», сейчас это называется «общечеловеческими ценностями». Более того, диктаторы эти, даже король, чтобы упрочить свою избирательную базу, опять-таки, расширяли список избирателей за счет все более и более неимущих слоев. И, собственно, это я к тому, что очень возможно, что страны Евросоюза, многие страны Евросоюза ждет даже значительно более печальная судьба, чем просто слом рыночных механизмов, которыми они довольно активно занимаются. Потому что я совершенно не исключаю, что пройдет еще 10-15 лет и мы увидим не во всех, но в некоторых странах Евросоюза приходы или популистских квазидиктаторов, да? Они продолжают быть президентами, потому что за них голосуют как продолжают голосовать за Уго Чавеса. Но, вот, приходы или таких популистских, крайне несостоятельных политиков типа Чавеса или Иванишвили, или, наоборот, реакцию на то, что страну надо вытаскивать из экономической пропасти, зажимая наиболее инфантилистские настроения, и тогда это будет правая если не диктатура, то квазидиктатура.

И еще одна история, которую я не могу не рассказать, которая меня совершенно потрясла. И уж коли я сейчас говорила плохие вещи о демократии, я как раз хочу сказать о демократии, наоборот, хорошие вещи, потому что ничего неверно само по себе, а все, смотря по обстоятельствам.

Я хочу рассказать о замечательной фейсбучной записи Ольги Крыштановской, которая являлась доверенным лицом Путина на выборах, но приостановила свое членство в «Единой России» и которая увековечила память о своем пребывании в пятизвездочном кипрском отеле записью следующего содержания: «Вот, лежала я у голубого бассейна лучшего отеля 5 звезд на Кипре и думала «Ну, могла ли я, простая русская женщина представить себе, что буду в такой красоте госпожой и барыней отдыхать, и что прислуживать мне станут наши эмигранты, горничные, шоферы и официанты. Они, эмигрировавшие за лучшей долей, убирают за нами, возят, подают нам». Вот, мне, конечно... Если бы эту запись оставила Света из Иваново, ничего бы меня в ней не тронуло. Но, все-таки, ее оставила социолог Крыштановская. И мне эта запись показалась, конечно, квинтэссенцией путинского правления «Возлежи и властвуй», потому что одновременно с «Анатомией протеста» у нас НТВ показало другой фильм, который почему-то меньше, чем «Анатомию протеста» заметили, но который, на мой взгляд, значит гораздо больше. Это просто, конечно, абсолютно гениальная журналистская работа Вадима Такменева, который показал удивительную 50-минутную программу, посвященную личной жизни Путина, к его 60-летию. Он показал там все. Показал там, собственно, все, о чем мы боялись говорить. Показал Путина, который утром часами плавает в бассейне, занимается фитнесом вместо государственных дел, показал Сердюкова, министра, который там в 11 вечера дожидается аудиенции тоже часами. Показали 5 раз лабрадора Коне, а жену не показали ни разу. Там была дивная фраза Путина, пока плавал в бассейне. Ну, не пока плавал, потому что в этот момент сидел за столом. Путин сказал «Я ни в чем себе не отказываю». Это прекрасная фраза для главы государства и она, собственно, показывает, откуда ноги растут и откуда такое ощущение у путинской элиты, что главное в жизни – это кайф.

Вообще если кто не знает историю слова «кайф», это очень интересное слово – оно заимствовано из арабского и оно означает, вот, счастье путем ничегонеделанья. Потому что я открою для начала социологу Крыштановской маленький секрет. Действительно, не все наши бывшие соотечественники, которые бросили благодатную путинскую Россию, вынуждены подметать в отелях. Это ее наблюдение социологически неверно, потому что некоторые из них, например, владелец Google Брин обзавелись собственными компаниями. Их почему-то за это не посадили и не раздели. И самое удивительное заключается в том, что вот эти люди, которые сделали карьеру, они, конечно, очень многим могут хвастаться. Некоторые из них хвастаются совершенно непозволительными вещами, например, дорогими женами, спортивными увлечениями. Конечно, большая часть из них гордится своими компаниями. Но я не думаю, что хоть один из них способен гордиться тем, что он лежит у бассейна. Хотя бы, собственно, потому, что лежать у бассейна на Западе, в общем, является достижением. Потому что я тоже открою социологу Крыштановской маленький секрет, на Кипре очень много небольших вилл, в которых живут британские пенсионеры. Эти британские пенсионеры не бывшие миллиардеры и не миллионеры, это, вот, британцы, многие из которых работали всю жизнь и, как ни странно, во дворе этой виллы есть бассейн, у которого можно лежать.

Но самое интересное в этой истории другое, потому что, действительно, есть Кипр, есть Израиль, Америка, Норвегия, куда масса наших соотечественников эмигрирует и трудится, действительно, очень на небогатых работах – там, садовниками, золотарями. Но я как-то не видела, чтобы эти бывшие соотечественники хотели вернуться в благословенную Россию. И если задуматься, почему, то ответов два. Во-первых, никто из них, наверное, не хочет менять работу садовника на Кипре на какое-нибудь пьяное существование в родном Мухосранске. Потому что, ведь, обычной-то работы в отличие от Кипра для граждан России в России нет. Для гастарбайтеров есть, а для граждан нет. А во-вторых, несмотря на то, что эти люди живут... Они живут бедно. Но они чувствуют себя людьми. Это касается не только Кипра, это касается очень многих западных стран. Допустим, вот, когда ты приезжаешь в Норвегию, ты обнаруживаешь, что Норвегия – это такое место, где в сельской местности ставит мешок картошки фермер и кладет рядом мешочек для сдачи, и люди сами могут забрать картошку и сами положить деньги. И никто ни картошку не крадет, ни деньги не крадет.

Ты можешь проехать по американской глубинке и ты тоже очень часто это видишь даже без денег. Стоит у ворот домика какая-нибудь корзина с яблоками, и на ней написано «Кто хочет, тот берите». Заметьте, в России никто не будет такого, чтобы, вот, «кто хочет, тот берите». Бывает, что яблоки выбросят, потому что переурожай. А, вот, чтобы «кто хочет, тот берите» поставили мешок, не бывает.

Кипр, вот, походить по его горным дорожкам – это Норвегия отдыхает. Потому что на Кипре... Вот, ты идешь по горной дороге, тебя заметил киприот, он бросается к своей машине и вытаскивает оттуда соты с медом, говорит «Ну, пожалуйста, попробуй». Или он в этот момент какое-нибудь авокадо убирает и бросается к тебе с этим авокадо.

Я помню, однажды меня приглашает женщина на чашку кофе просто потому, что я шла мимо, ну, вот, я гуляла, отдыхала... В отличие от госпожи Крыштановской я не люблю лежать у бассейна. И, вот, я просто шла мимо. И я не хотела купить апельсины, которые стоили 2 евро. Мне стало лень их нести, я сказала, что я их не куплю. Она сказала «Ну, берите так». Я сказала «Мне их лень нести». Тогда она сказала «Ну, пойдемте, я угощу вас кофе». И пока мы сидели и пили кофе, она рассказывала, что вот она перенесла уже 3 операции по поводу рака (это к вопросу о медицине даже в бедной стране, хотя бывшей английской колонии) и вот она жива до сих пор. И, вот, люди, которые эмигрировали за лучшей долей из этих самых горничных, которые так возбудили барственную спесь госпожи Крыштановской, они тоже могут рассказать на Кипре ли, в Норвегии ли, почему они уехали.

Вот, одна из таких горничных в свое время в западной стране мне рассказывала, как у нее в маленьком городке попытались изнасиловать дочь. Насильник раскроил лоб о ступеньки лестницы дочери, мать выскочила, насильник убежал... Милиция насильника, разумеется, не искала, сама семья его нашла, потому что он был всем известен, он был сын местного мента. После этого в жизни семьи начался кошмар. И вот это я к тому... И преимущество демократии, которую я только что хаяла, что на Кипре как и в Израиле, и в США маленькие обычные люди, которые служат подавальщиками и подтиральщиками, и возбуждают такое презрение барыни Крыштановской, чувствуют себя людьми. Они не мрут от рака в 40 лет, потому что их просто послали нафиг врачи. Их не давят вот эти вот на колесницах. И эти маленькие люди знают, что если они будут просто работать, да, это тяжело, это очень маленькие деньги, не все могут основывать компании, не все Сергеи Брины, не все Эйнштейны. Они заработают... Ну да, на домик они не заработают. На квартиру они заработают. Самое главное, они заработают на медобслуживание, на нормальную школу для своих детей.

А помните, сколько может заработать вот такой маленький человек в путинской России? 2 месяца назад самоубийство в Ростове женщины Дианы Ночевной, которая трудилась день и ночь и зарабатывала 13 тысяч рублей в месяц, выделывая плитку. Покончила с собой от отчаяния, бросилась на высоковольтные провода.

Еще последнее, что я хочу прокомментировать. У меня очень много вопросов про замечательную инициативу обязать пользователей Рунета регистрироваться по паспорту в соцсетях. Она очень славно сопрягается с предшествовавшей инициативой сенатора Заболотной о регистрации велосипедов и инициативой замруководителя Роскомнадзора Максима Ксензова, который предложил запретить пользование публичными сетями и WiFi лицам младше 18 лет. Но лучше всех, на мой взгляд, из этих инициатив – инициатива питерского депутата Валерия Миронова, который предлагает тестировать всех российских учителей на предмет, нет ли среди них педофилов.

Мне кажется, эти инициативы вот что имеют в виду. Понимаете, Путин обещал создать в России 25 высокотехнологических квалифицированных рабочих мест. В рамках, собственно, путинской программы экономики в экономике создать эти места невозможно. Но можно их создать в сфере регулирования. Вот, в России общее количество учителей – 1,36 миллионов человек. Но если представить себе, сколько нужно людей их тестировать, ну, получится как минимум миллион людей, которые должны в непрерывном режиме круглосуточно тестировать учителей, спасая их от учителей-гомосеков и к тому же, ну, знаете, это только учителя, а есть же еще профессора, есть еще нянечки, сторожа, родители, наконец. Это же будут просто десятки миллионов людей, 5 миллионов одних экспертов, которые все будут голосовать только за Путина, потому что если Путин уйдет, их всех попрут к чертовой матери. И если вы думаете, что я шучу, я вас уверяю, вот именно такого будущего для России хочет Кремль, чтобы мы экспортировали нефть и импортировали все остальное, и чтобы мы зависели от государства как наркоман зависит от героина, чтобы все население России превратилось в чиновников, перекладывающих бессмысленные бумажки и которые знают, что если завтра такой режим кончится, то лично ему будет нечего делать. Всего лучшего, до встречи через неделю.