Эксперты в США предложили формулу по сдерживанию России. ВИДЕО

НЬЮ-Йорк. Отношения между Россией и США пришли к наиболее опасной границе с середины 60-х годов прошлого столетия.

Об этом заявил бывший постпред США в НАТО Иво Даалдер. Он, вместе с другими экспертами, участвовал в дискуссии, которая состоялась в аналитическом центре «Совет по международным отношениям» в Нью-Йорке и называлась «Что делать с Россией?», сообщает Голос Америки.

По его мнению, эксперимент по интеграции России в западные институты продолжительностью в 28 лет завершился провалом, и теперь Соединенные Штаты «должны подумать о сдерживании».

Это означает, что России необходимо дать понять, где проходит красная линия, пересечение которой повлечет за собой серьезные последствия для Москвы. В связи с этим бывший дипломат поддерживает шаги, предпринятые в последнее время НАТО.

«Я думаю, что была проведена четкая красная линия, которая хорошо понятна россиянам, и которая определяет территорию НАТО, - заявил Иво Даалдер, бывший постпред США при НАТО. - Сегодня флаг НАТО развевается в каждой стране Восточной Европы. В каждой из этих стран также дислоцированы американские войска, чего не было до событий в Украине».

Ключевым фактором для понимания сложившейся ситуации, эксперты, принимавшие участие в дискуссии в Нью-Йорке, считают нарушение Россией европейских границ - именно так они расценивают аннексию Крыма и поддержку Россией сепаратистов на востоке Украины.

Керри угрожает России и Ирану жесткими мерами в случае срыва политического процесса в Сирии

Они считают любой «размен Украины на Сирию» невозможным и настаивают на соблюдении Россией Минских соглашений как условия, необходимого для снятия санкций.

«Обещание сохранять санкции до тех пор, пока не будут соблюдены Минские соглашения, остается красной линией не только для Европы, но и для США. Отклонение от этой позиции будет очень плохим сигналом для России», - говорит Хейди Кребо-Редикер, старший научный сотрудник« Совета по международным отношениям».

В то же время эксперты считают необходимым сочетать политику военного сдерживания с диалогом с Россией на всех уровнях, чтобы быть уверенными, что отношения не выходят из-под контроля.

«То, чего мы точно не хотим, - это, чтобы эта конфронтация вылилась в войну между нами и Россией, - подчеркнул Иво Даалдер. - Если мы не говорим друг с другом, если мы не найдем способа поддержания диалога, политика сдерживания может затянуть нас в очень опасную спираль».

В свою очередь, директор программы изучения американо-российских отношений Гарримановского института Кимберли Мартен указывает на ущемленную гордость России, потерявшей статус сверхдержавы, как на еще одну причину держать каналы связи с Москвой открытыми.

«Даже если переговоры будут безрезультатны, важно держать каналы связи открытыми. Отчасти потому, что переговоры свидетельствуют о том, что мы считаем Россию равноправным партнером, - говорит Кимберли Мартен, профессор колледжа Барнард Колумбийского университета. - Нужно помнить, что во время «холодной войны» переговоры о контроле над вооружениями длились годами и в краткосрочном плане не приносили результатов. Но в итоге мы вышли на соглашения, которые были выгодны обеим сторонам».

Среди возможных областей сотрудничества профессор Мартен перечислила Арктику, охране окружающей среды и космос. В то же время, она считает, что в ближайшее время серьезных сдвигов в американо-российских отношениях ожидать не стоит.

По мнению Кимберли Мартен, «все кандидаты, которые имеют реальные шансы стать следующим президентом США, занимают очень жесткие позиции в отношении Путина. Некоторые говорят, что Путин уважает силу. Но проблема в том, что если эта жесткость ущемляет его интересы, это может дать ему повод для повышения уровня милитаризма и раздувания новых конфликтов в мире».

Эксперты не согласны с тем, что сейчас имеет место новая «холодная война», поскольку «Россия больше не является сверхдержавой»: там нет ни четкой идеологии, ни Коммунистической партии с ее институтами.

«С одной стороны, ситуация менее опасна, поскольку больше нет того противника, который у нас был раньше. С другой - ситуация гораздо более опасная, поскольку ее последствия в меньшей степени предсказуемы», - резюмировала профессор Мартен.