Виталий Портников: Таблетка за 13 копеек

 

Виталий Портников
Krynica

Основатель современного Сингапура Ли Куан Ю, рассказывая о бедственном положении одной из соседних стран Юго-Восточной Азии, не преминул заметить, что единственная в этой стране газета на английском языке была всего на четырех полосах, а национальное издание оказалось лишь вдвое толще. Для опытного политика толщина газеты была точным индикатором цивилизационного развития - и это действительно безошибочный фактор. Когда Ли Куан Ю приехал к соседям в следующий раз - прошло уже несколько лет - он увидел, как прихдят в негодность казавшиеся элегантными здания, ухудшаются дороги, беднеют люди. Газеты тоже толще не становились...
Бывшие советские люди любят делиться друг с другом изумлением при первом посещении какой-нибудь западной страны. После пустых прилавков и убогого быта Советского Союза разноцветные улицы, хорошо одетые люди, наполненные разнообразными товарами магазины казались другой планетой. А я ощутил этот вкус иного мира лет за 10 до первого путешествия за пределы СССР - когда купил в газетном киоске неподалеку от дома югославскую газету «Борба».
Современному человеку сейчас трудно представить себе, что в Советском Союзе не было никакой другой иностранной прессы, кроме газет и журналов стран социалистического лагеря и газет компартий. «Борба» выделялась из этого списка, как Югославия выделялась из других социалистических стран - государство с границами, открытыми для его граждан и гостей из-за рубежа, находящееся в непростых отношениях с СССР и не считающего эту страну «старшим братом». Самое главное - «Борба» была толстой! Каждый день ее журналисты выпускали номер, по количеству страниц превосходивший объемы советских еженедельников - о утлых лодчонках ежедневной прессы я уж и не говорю! Именно чтение «Борбы» показало мне, что мир намного обширнее и интерснее, чем та сухая выжимка, которой потчуют советских людей. Я понял, что от нас скрывают саму мякоть плода, оставляя на столе одну только засохшую кожуру. Что каждый день происходит бесчисленное множество событий - в политике, спорте, культуре. Что человек имеет мнение - и этих мнений тоже может быть множество. Конечно, сейчас те номера «Борбы» покажутся излишне догматичными, отцензурированными в югославских партийных истанциях, может быть даже провинциальными. Но меня извиняет то, что я сравнивал белградскую газету не с «Нью-Йорк Таймс» или «Ди Вельт».
Я сравнивал ее с «Правдой».
Когда бывший председатель КГБ Юрий Андропов сменил Леонида Брежнева на посту генерального секретаря ЦК КПСС, одним из первых решений нового руководства страны было запрещение продажи югославских газет. Но это прозрение власти запоздало. Дело даже не в том, что я больше не верил советским газетам - кто им тогда верил! Дело в том, что я не считал их газетами. Я понял: то, что можно свернуть и положить в карман - не газета, а просто информационный бюлетень, обнажающий отсутствие в стране информационной культуры.
С те пор прошло три десятилетия. Иностранец, прибывающий в Украину, поразится тому, что англоязычные издания в нашей стране выходят еженедельно и пылятся на стойках модных кафе. Что наши деловые издания можно сложить и положить в карман - для любого потенциального инвестора это будет означать только одно: отсутствие экономики в стране. Что наши еженедельные журналы тонки и легкомысленны. Конечно, с тех пор как Ли Куан Ю задержался у газетного киоска в хиреющем соседнем государстве, мир изменился и большая часть читателей газетных полос проводит время у компьютеров или планшетов. Но не нужно думать, что отсутствие объема на бумаге может быть компенсировано объемом в сети. Конечно же нет: наши ведущие интернет-издания - небольшие озера по сравнению с океанскими водами интернет-версий ведущих европейских или американских газет. Нет глубины информации - и нет глубины мысли. Нет чувства перспективы, интереса к окружающему миру - и нет самой перспективы и способности понять этот мир. Наши политики потому и делают такие фантасмагорические ошибки, что в большинстве своем остались неучами, воспитанными на правдинских передовицах и кроссвордах из «Комсомолки». Наше общество потому так инфантильно и доверчиво, что жизнь для него завершается на Хуторе Михайловском или в дебрях российского сериала - и потому нет никакой возможности увидеть, насколько сложно, многообразно и противоречиво все вокруг. Мы искренне верим, что являемся изобреталями велосипеда, лидерами процесса и вообще авангардом цивилизации - ну уж по крайней мере постсоветской - именно потому, что не пытаемся узнать, что было до нас и рядом с нами. К сожалению, таблетки, которая помогла бы расширить границы восприятия мира, еще не изобрели. Но я все же думаю, что в моей жизни такая таблетка была - запоздавший на несколько дней номер «Борбы», продававшийся всего за 13 копеек в расположенном по соседству с домом киоске «Союзпечати»...
www.code-club.com