Одна ты такая

Виталий Портников

Исключение отца и сына Гудковых из мироновской "Справедливой России" побуждает в очередной раз задаться вопросом: против чего же на самом деле протестовали рассерженные горожане на Болотной площади и других улицах и площадях российских городов? Против отсутствия выборов вообще или же против нечестного подсчета голосов на прошедших парламентских выборах? От правильного ответа на этот вопрос зависит то, как станет развиваться российское общество и как оно будет воспринимать собственную страну и само понятие конкуренции и оппозиционности.

В самом деле, представим себе, что "рассерженные" своего добились, "Единая Россия" посрамлена как партия фальсификаторов и жуликов, а победительницей выборов оказывается другая "Единая Россия" - "Справедливая". Мы в самом деле думаем, что партия бывшего спикера Совета Федерации чем-то отличается от партии бывшего президента России? Что Миронов и Левичев – это одно, а Путин и Медведев – совершенно другое? Что ж, изгнанием партийных диссидентов руководство "Справедливой России" не оставляет более даже тени иллюзий у тех, кто хотел бы так думать. И замечательно!

Потому что только в этом случае мы начинаем понимать, что никаких политических партий в России вовсе и нет. Есть единая партия номенклатуры, для верности разбитая на несколько передовых отрядов. Для любителей Путина – "Единая Россия". Для люмпена – ЛДПР. Для ностальгирующих – КПРФ. Для немножечко неудовлетворенных – "Справедливая Россия". Попытались было перед выборами вырастить карманных либералов, но не вышло. Требовать справедливого распределения голосов между этими партиями – самоубийство.

Нет ровно никакого смысла вообще участвовать в этом соревновании хорошего с лучшим и при этом ощущать себя гражданином. Нет, гражданин – тот, кто добивается настоящей конкуренции, настоящих выборов. А настоящие выборы могут пройти только в стране, где граждане имеют равные возможности для проявления экономической инициативы, формирования партий, допуска к СМИ. Где Путин не бог из машины, а равноправный участник предвыборных дебатов. Иначе все это профанация, заканчивающаяся требованиями правильно подсчитать результаты комедии.

Самое страшное, между прочим, – это не фальсификация выборов и даже не победа "Единой России". Самое страшное – это если победит "Справедливая Россия". Когда в 2004 году бывший украинский премьер Виктор Ющенко, еще недавно называвший тогдашнего президента Леонида Кучму своим отцом в политике, добился с помощью Майдана победы на президентских выборах, это воспринималось как настоящий триумф демократии – и не только украинцами, но и симпатизирующими им россиянами. Что произошло потом, хорошо известно: оказалось, что номенклатурная оппозиция, приходящая к власти, не сильно отличается от своих предшественников. И под всеобщие вскрики "все они одинаковы!" украинцы избрали президентом Виктора Януковича. А это означает, что для большей части общества альтернатив уже просто нет и авторитаризм может продолжаться до бесконечности, только меняя маски.

Миронов – тот же Ющенко, только очень маленький. Понятно, что к власти он не придет. Но может появиться кто-то другой, возбуждающий эмоции: если даже человеку ниоткуда, Прохорову, удалось добиться симпатий неискушенной публики, то что же будет, если в Кремле или около него на случай кризисного развития событий найдут настоящего лицедея? А я скажу, что будет, – пар уйдет в гудок. Победа демократии, разочарование, "все они одинаковы" - и новый Путин. На этот раз окончательно.