Виталий Портников: Неприкосновенная неприкосновенность

Виталий Портников

Снятие неприкосновенности является важным индикатором наступления авторитаризма.

Депутаты украинского парламента, как и следовало ожидать, провалили принятие очередного закона о снятии неприкосновенности – на этот раз с депутатов и судей. Оппозиционерам не понравилось, что среди неприкосновенных не оказалось президента, автор закона пообещал доработать его с учетом выводов Конституционного Суда, словом – все осталось как было. При этом представители оппозиции говорят, что им нужна "настоящая" неприкосновенность, а представители власти – что оппозиционеры мухлюют с неприкосновенностью. И никто не хочет сказать правду – что само снятие неприкосновенности с депутатов парламента или судей создает такие возможности для произвола власти, по сравнению с которыми даже нынешняя ситуация покажется цветочками.

Неприкосновенность депутатов – святая святых даже в странах, в которых исполнительная власть не контролирует полицию, прокуратуру и суд. Потому что в цивилизованном мире прекрасно понимают необходимость независимости законодателя от исполнительной власти и правоохранительных органов – о независимости судей я уж и не говорю. Если есть возможность давления – то любой депутат или судья будет ее естественным образом учитывать. И тогда – забудьте о депутатских запросах или справедливых приговорах. Могут сказать, что в Украине и сейчас обо всем этом можно забыть. Но, тем не менее, у нас пока еще есть оппозиционные депутаты и можно найти даже судей, работающих в согласии с правом. А вот когда можно будет посадить каждого, произойдет селекция в сторону единогласия.

Снятие неприкосновенности, как правило, является важным индикатором наступления авторитаризма. Но я далек от того, чтобы утверждать, что к Украине применим именно этот индикатор. Потому что никакой неприкосновенности у нас никто ни с кого не снимет – пока что.

В Украине инициатором снятия неприкосновенности, как правило,выступает власть – неважно какая по окраске, важно – способная влиять на правоохранителей. Оппозиция формально против этого не выступает, но зато всеми силами блокирует возможность принятия соответствующих законов. Власть тоже не очень настаивает, потому что каждый ее представитель – даже сейчас, когда "регионалы" уверяют, что пришли навсегда – нутром чует, что завтра может оказаться в оппозиции. Тогда зачем же уже столько лет наши политики занимаются этой комедией?

А потому, что это нравится избирателю. Нравится на уровне инстинкта – чтобы "барина" - а многие из наших соотечественников воспринимают народных избранников именно как бар – можно было, в случае чего, и в кутузку засадить. Вот раньше царь-батюшка мог отправить во глубину сибирских руд неугодных дворян. И каждый мужик знал, что граф Раевский, с одной стороны – большой барин, перед которым шапку ломать нужно, а с другой – может в случае чего загудеть в казематы, что твой конюх Михайло. А сейчас почему нельзя?

А потому, что депутат – не граф Раевский, а лицо, избранное гражданином для защиты его интересов. И для того, чтобы эти интересы защищать, депутат не должен ощущать зависимость от произвола правоохранительных органов и исполнительной власти. В демократической стране это – азбучные истины. В холопской это нужно разъяснять и разъяснять позавчерашним крепостным и вчерашним колхозникам – пока не поймут, пока не ощутят себя гражданами, пока не научатся защищать и себя, и тех, кому они доверяют.

Но наша политическая элита не привыкла разъяснять. Она привыкла потакать инстинктам, обманывать и манипулировать. Поэтому мы еще долго будем жить с неприкосновенной неприкосновенностью, сочинять ненужные законы и приводить их в нужное соответствие. И перед каждыми выборами будем слышать обещание, что неприкосновенность вот-вот снимут – до тех пор, пока не потребуем прекратить издевательство над здравым смыслом.