Юлия Латынина: Не интересует

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

Владимир Путин делает вещи, которые кажутся мне рациональными. Например, раздает Россию, как торт, друзьям. Это обычный прием диктаторов, создающих таким образом в стране слой лично преданных себе собственников. Разумеется, это во вред России — но несомненно рационально и во благо Путину.

Или, к примеру, внешняя политика Путина устроена по принципу «нагажу Америке». Эта политика дает Путину возможность чувствовать себя великим: он не абы кто, а противостоит самим США! Разумеется, такая внешняя политика идет во вред России, но в принципе желание правителя доставить себе удовольствие понятно и неудивительно: в конце концов, таким же методом доставляют себе удовольствие правители Судана, Зимбабве, Венесуэлы, Эквадора, Боливии и пр. Эти товарищи торчат от сознания того, что они противостоят Америке, как другие торчат от героина.

Но есть вещь, которую я лично не могу объяснить хоть сколько-нибудь рациональным образом.

Россия при Путине превратилась в место, где разбойничают правоохранительные шайки.

К примеру, межведомственные преступные группы, занимающиеся прямым грабежом импортеров с последущим фиктивным уничтожением контрафактной продукции и продажей ее на рынке — это такой occupational hazard для российских импортеров, как разбойники в XVIII — для путешествующих дилижансом.  Может, проедешь, а может, ограбят. 

Никто эти шайки не останавливает. Хоть до какой-то огласки дело дошло, насколько мне известно, только в двух случаях. Один — это история Чичваркина, когда IMEI «уничтоженных» мобильников Motorola обнаружились в Сети. Об истории Чичваркина Путин точно знал — ему жаловался Буш, заступаясь за Motorola. В результате Чичкваркин, как мы помним, вынужден был продать свой бизнес и не сел только потому, что уехал.

Другая история — это история литовца Николая Куделко, который ввозил в Россию кофе. Его товар конфисковали, объявили его «некондиционным» и якобы «уничтожили». Кофе потом всплыл на рынке, что легко было доказать по штрих-кодам на коробках, и когда Куделко начал возмущаться, он получил 6 лет тюрьмы. 

Вообще истории такого рода заставляют меня полагать, что и убийство Магнитского — дело рук не такой уж высокопоставленной шайки. Шаек этих слишком много, чтобы во главе каждой стояло по министру или члену правительства, но почему-то, согласно неписаным путинским кутюмам, каждая из таких шаек считается неприкосновенной. Покуситься на нее, публично или кулуарно — это покуситься на основы. Как у бандитов. Если ты пожалуешься бандиту, что у тебя, скажем, украли дочь и просят залпатить выкуп, то ответ будет: «Люди работали, надо заплатить».

Еще один пример, на этот раз без имен. Некий минигарх, знакомый со многими членами правительства, становится объектом атаки похожей шайки. Он вернул себе НДС, совершенно законно, но чекисты разносят его бизнес по клочкам и вынимают душу. Он жалуется Мишустину (главе налоговой службы). Мишустин проводит заседание, успокаивает, что все правильно. Чекисты не отстают. Он жалуется Кудрину. Кудрин проводит совещание, успокаивает: все правильно. Чекисты не отстают. Кудрин идет к Путину, и Путин дважды звонит Бортникову. Чекисты не отстают. 

Таких случаев (хотя, конечно, без участия Путина, Мишустина и Кудрина) я знаю несколько, и впечатление такое, что для того, чтобы украсть НДС из бюджета a la участники списка Магнитского, надо сначала открутить яйца тем, кому действительно полагается возмещение по праву.

Это я к тому, что в данном случае жертва шума не поднимала, действовала исключительно кулуарно, Путин был осведомлен — и никому по рукам не дали.

Таких историй настолько много, что глаз замыливается. Когда «приморский партизан» объявляет, что весь их район контролируют менты, которые одновременно являются главами наркобанды, что в деревне Марьяновка стоит терем главмента, окруженный полями конопли, это даже не вызывает общественной реакции. Это не новость, а рядовой случай.

Чтобы деятельность преступной правоохранительной шайки стала новостью, должно случиться нечто совсем выдающееся. Например, когда глава фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман описывает и доказывает, что сосланные из Москвы в Екатеринбург менты нагло обложили весь город данью, — а после этого менты начинают разносить по кусочкам фонд и добиваться от наркоманов показаний на Ройзмана.

Так вот, возвращаясь к вопросу о рациональном поведении правителя. Вот этого я не могу понять совершенно. Экономическая политика «Раздай-Россию-друзьям»  рациональна, внешняя политика «Покажу-фигу-Америке» — объяснима, но картина российских государственных институтов, гниющих на глазах, как наркоман от «крокодила», не укладывается в голове.

В конце концов, в результате сам же Путин теряет управление страной.

Я много раз пыталась объяснить себе, в чем смысл подобного подхода к управлению. Возможно, имеет место некий аналог уже упоминавшейся мною бандитской этики: «люди работали, надо заплатить». Ну, люди сделали работу, украли из казны 250 млн долларов, те, кто их критикует, критикуют людей, сделавших работу.

Возможно, имеет место некая априорная установка, согласно которой любой бизнесмен (если он, конечно, не входит в число ближайших друзей) является по определению дичью, а любой человек в погонах по определению является охотником. Какие права у дичи? Никакие.

Но у меня есть другое объяснение. Оно заключется в том, что Путина это просто не интересует. В отличие от дворцов, фитнеса, удовольствия от жизни, ныряния за амфорами, тушения пожаров самолетами, спусков в батискафе — Путина это просто не интересует. Человек живет насыщенной жизнью, метит серых китов, надевает ошейник на уссурийских тигриц, борется с Америкой, строит великую Россию, и когда ему говорят (если говорят), что тут межведомственная шайка опять кого-то ограбила или что менты устроили из района концлагерь и торгуют в нем героином, — его это не интересует. Его это отвлекает от великого.

Еще это очень хорошо объясняет, почему Путин не любит всяких зануд и врагов России, которые талдычат про беспредел.

Вот представьте себе, что вы участковый. И вдруг по улице бежит девочка, за ней гонится мужик с топор, и девочка кричит: «Помогите, убивают!». А вы заняты важным делом — чистите ногти или играете в тетрис.

 Вы отворачиваетесь от девочки. Мужик нагоняет девочку, начинает рубить ей руки-ноги. Она кричит: «Помогите, убивают!». А вы заняты важным делом. Вы ненавидите эту девочку, которая вас от него отвлекает. А мужика, который ее рубит, вы не ненавидите: он же вас ни от чего не отвлекает. Мужик уже кишки из девочки тащит. Она кричит: «Помогите, убивают!». Вы не выдерживаете, поворачиваетесь и: «Ну добей сучку!».

Фотография РИА Новости