Виталий Портников: Язык родины

Виталий Портников

Родной язык – это язык твоего рода и твоей родины, а вовсе не сиюминутный язык твоей семьи. Для подавляющего количества украинцев русский язык никаким родным не является – просто они или их родители попали в русификаторские жернова, забыли как раз родной язык, а русский так и не выучили.

Фото: byut.com.ua
Фото: byut.com.ua
 

Он и есть региональным – на самом-то деле. В большей части страны его используют ограниченно – объявления в транспорте, деловая документация, учеба. А говорят по-русски – да-да, на том самомязыке, который решили перед парламентскими выборами защитить "регионалы". У украинского языка было несколько фильтров защиты, которые просто помогали ему выжить, стать не только языком делопроизводства и поселка, но и языком большого города. Новый закон и эти фильтры снял. Теперь все облегченно вздохнут – и наш телевизионный и радиоэфир постепенно станет провинциальной копией российского.Это только на первый взгляд идея объявления украинского региональным языком Крыма выглядит такой элегантной издевкой местных активистов напоминанием, что стоит вспомнить и об их правах в сплошном русскоязычном море. Крымская инициатива – это как раз точная характеристика роли, которую играет в жизни современного государства украинский язык.

Вроде бы, на первый взгляд, в этом нет ничего особенного. Там, где говорят по-украински, продолжат говорить – и никакие законы Януковича не смогут этому помешать. А там, где говорят по-русски, просто станут разговаривать по-русски, а не притворяться, что разговаривают по-украински. Родной язык все-таки!

Протесты против двуязычия в Киеве. Фото: AFP

Но только в этом и скрывается самая большая неправда. Родной язык – это язык твоего рода и твоей родины, а вовсе не сиюминутный язык твоей семьи. Для подавляющего количества украинцев русский язык никаким родным не является – просто они или их родители попали в русификаторские жернова, забыли как раз родной язык, а русский так и не выучили. Именно поэтому русский язык украинцев является предметом скептических улыбок со стороны настоящих носителей этго языка – и улыбок заслуженных. Подавляющее большинство русскоязычных украинцев говорят по-русски с поразительной самоуверенной неграмотностью – они путают ударения, употребляют глаголы типа "ложат", считают, что слово "ихний" родом из русского языка и так далее.

Никто в Москве или Ярославле не понимает, что такое "глухой угол", каждого второго передернет от словосочетания "как по мне". Не случайно в России  такой язык – символ варварства, а его носитель – деревенский жлоб. Даже тот факт, что в римейке сериала про няню мексиканка была заменена украинкой, должен был бы о многом сказать носителям искалеченного русского. Но не сказал.

И это и есть самая большая проблема – она не в том, что люди хотят говорить на родном языке, а в том, что они хотят отстоять свое право ни на каком языке нормально не разговаривать, что они защищают свою безграмотность, свое косноязычие, возможность быть высмеянными и оплеванными теми, для кого русский был, есть и будет родным.



Фото: job-sbu.org

Если вы спросите о ситуации вокруг языка у настоящего – настоящего русского – он будет долго рассказывать вам не об украинизации, а о том, как тяжело сохранять родной язык в кругу безграмотных соотечественников. Это действительно настоящая мука – не буду скрывать, что и сам я, не будучи русским, использую свое пребывание в Москве для излечения от всего того кошмара, который обрушивается на меня в Киеве и других городах Украины и коверкает мою речь. Очень тяжело сохранить язык в среде, не признающей и не уважающей его правил.

Выход из этого мог бы быть один – если бы русский стал для нас иностранным, а не родным, если бы его учили, относились к его нормам со вниманием, понимали бы, что русский – это язык Пушкина и Тютчева, а не Колесниченко и Кивалова. Когда на русский переходит тот, кто его выучил – он говорит на нем куда чище, чем тот, кто общается дома или в школе на "суржике". Но если украинские власти и часть общества хотят остаться страной тотальной безграмотности, нам остается одно – сохранить в чистоте хотя бы украинский. Вот он и будет в этой стране региональным языком.