Путин обратился за помощью к Гитлеру

Мила Дубровина

Сегодня в Россию с визитом приехала канцлер Германии Ангела Меркель.

На заседании форума «Петербургский диалог» Владимир Путин, когда дело дошло до обсуждения заслуг панк-группы Pussy Riot, сказал:

«Мы слышим наших партнеров. Но они-то слышат то, что происходит, будучи далеко. Вот госпожа федеральный канцлер упомянула о девушках, которые в тюрьме находятся за выступление в церкви. А знает ли она, что до этого одна из них повесила чучело еврея и сказала, что от таких людей нужно избавить Москву? Мы не можем с вами поддерживать людей, которые занимают антисемитские позиции».

Еще накануне визита Меркель было понятно, что разговор с Путиным у нее выйдет непростой: мало того, что Бундестаг принял жесткую резолюцию об отношениях с Россией, так еще министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле призвал Меркель вести с российским правительством «критический диалог».

Из резолюции Бундестага:

С особой озабоченностью Бундестаг констатирует, что с момента нового вступления в должность Президента Путина принимаются законодательные и юридические меры, которые в комплексе направлены на усиление контроля над активными гражданами, подвергают криминализации действия, содержащие критику, и знаменуют конфронтацию с лицами, критикующими правительство. Это явно противоречит обещаниям, озвученным президентом Путиным в период предвыборной борьбы относительно усиления взаимодействия с обществом и отказа от «репрессивного уклона» системы охраны общественных интересов в России.

По большому счету совершенно неважно, что Владимир Путин не разбирается в современном искусстве. Неважно и то, что он не разобрался, кого и зачем вешали активисты арт-группы “Война” (эта акция – публичное повешение трех гастарбайтеров и двух гомосексуалов – была «подарена» на день города борцу с гей-парадами и мигрантами Юрию Лужкову). Важно другое.

Через бюрократический стиль официального высказывания прорывается простое послание. Президент России, недавно открывший в Москве Еврейский музей и центр толерантности и даже перечисливший в его фонд свою месячную зарплату, сказал канцлеру Германии следующее: «Лезете к нам со своими демократическими ценностями? Забыли, что ли, про Холокост? Забыли, как дымились печи в Дахау? Забыли, что вы со своими евреями делали? Мы вот своих бережем. И наши нынешние преступления  – детские игры по сравнению с вашими. Не хотите больше напоминаний – не лезьте».

В публичных диалогах Владимир Путин регулярно переходит к аргументам “сам дурак” и выглядит не блестяще.

Но сегодняшний ход “если тебе нечем крыть – напомни немцу про Холокост”– не что иное, как reductio ad Hitlerum. Подлая логическая уловка, бьющая собеседника под дых и не оставляющая ему шанса продолжить беседу: после упоминания Катастрофы говорить уже не о чем и больше нечего обсуждать.