Виталий Портников: Пасхальная свобода

 

Виталий Портников

Освободив Андрея Санникова - бывшего кандидата в президенты Беларуси, вызывавшего наибольшее раздражение у властей, Александр Лукашенко пытается продемонстрировать Западу, что готов к новым уступкам. На следующий день после освобождения бывшего кандидата на пост главы государства стало известно о еще одном решении президента - он помиловал руководителя предвыборной кампании Санникова Дмитрия Бондаренко. Бондаренко тяжело болел в колонии, ему сделали операцию на позвоночнике, но несмотря на это, его вновь стали привлекать к работе и даже запретили пользоваться костылем. Костыль политику вернули только после того, как он написал прошение о помиловании.

Лукашенко может трактовать решение помиловать Санникова и Бондаренко как проявление высшей снисходительности. Однако для самого Санникова решение белорусского президента стало доказательством результативности санкций, введенных Европейским Союзом против группы высокопоставленных чиновников, юристов и бизнесменов. Сколько бы Лукашенко и другие представители белорусского руководства не доказывали бы, что санкции их не волнуют, на самом деле происшедшее серьезно ударило по жизненным планам "батьки" и его окружения. Лукашенко - не инопланетянин. Как и любые другие постсоветские вожди, он живет только ради денег и использует Беларусь для того, чтобы набить свои собственные карманы и помочь своим сыновьям. (В этом смысле, чтобы окончательно избавиться от иллюзий, стоит сравнить Лукашенко с бывшим приднестровским президентом Игорем Смирновым - он тоже пытался выглядеть идеалистом, строящим республику и авторитарным властителем, а на поверку оказался просто мелким жуликом). Санкции Евросоюза, затронувшие доверенных президентских бизнесменов и их фирмы для Лукашенко - действительно проблема. Именно поэтому он пошел на освобождение Санникова, а вскоре может освободить и других - ведь Санников был для Лукашенко самой большой психологической проблемой.

Кроме того, белорусский президент чувствует себя весьма дискомфортно, оказавшись в цепких московских объятиях. Возвращение в Кремль Владимира Путина не сулит ему ничего хорошего, а возможности маневрировать у Лукашенко больше нет. Еще недавно он мог встречаться с европейскими министрами - но теперь из-за собственной паранойи оказался изгоем. Мог слетать в Каракас, чтобы хотя бы на словах договориться с Уго Чавесом - но состояние здоровья венесуэльского президента вряд ли позволит ему заниматься белорусскими проблемами. Словом, из самодовольного феодала, эксплуатирующего экономику соседней страны, Лукашенко превращается в нелюбимого вассала - и ничего не может с этим поделать. Его режим приближается к своей естественной смерти.

И сроки этой смерти зависят от западного терпения. Если в Брюсселе и Вашингтоне не ослабят давления на белорусские власти, добьются освобождения всех политзаключенных и сохранят закрытыми двери для чиновников и бизнесменов, причастных к преступлениям последних десятилетий - значит, уже вскоре мы будем свидетелями появления новой Беларуси. Если же на Западе посчитают, что Лукашенко должен быть вознагражден за свои пасхальные милости и лучше поддерживать его игру в суверенитет, чем согласиться с усилением российского влияния на Минск - тогда Лукашенко будет еще долго издеваться над Брюсселем, Вашингтоном, Москвой и собственным народом.

Виталий Портников - публицист