Иран втянул Россию в сирийскую войну де-факто на стороне ИГИЛ - Илларионов

Бывший советник Владимира Путина, старший научный сотрудник Института Катона Андрей Илларионов, считает, что инициатором участия России в войне в Сирии был Тегеран.

«Судя по всему, операция в Сирию была осуществлена ​​не потому, что у России есть идеи, как спасти Асада. Это произошло в большей степени под влиянием Ирана - иранских военных, иранских спецслужб - которые смогли убедить российское военное руководство и Путина в желательности и необходимости такого вторжения. Это первый в современной истории случай, когда военная операция осуществляется Москвой, Советским Союзом или Россией, когда инициатором, а возможно, и главным разработчиком является не российский Генштаб ».

Предложение показалось Владимиру Путину привлекательным. По мнению Илларионова, все действия российского главы за последние несколько лет направлены на то, чтобы западные лидеры, в первую очередь, президент Барак Обама признали его равным себе.

«То, чего он не может получить от Обамы, - это взаимопонимание и взаимности. Обама не хочет признавать Путина равным себе. Именно поэтому он регулярно поручает своему пресс-секретарю говорить о том, что российский ВВП в 15 раз меньше, чем в США, и тому подобное.

И сам Обама говорит о том, что Россия - это региональная держава. Это оскорбляет Владимира Владимировича больше, чем потери, которые он несет в Донбассе, в Сирии или в других местах. И здесь иранцы приносят ему идею, с помощью которой он, уже отчаявшийся убедить Обаму, вдруг получает какую-то схему, которая, как он думает, поможет ему оказаться в состоянии, когда с ним американцы начнут считаться. Хитрые иранцы воспользовались его идеями».

"Путин в отчаянии пытается прислать в США Медведева, но нам это неинтересно" - Белый дом

Россия де-факто воюет на стороне ИГИЛ.

Таким образом Россия оказались в уникальной для себя ситуации. Впервые после распада Советского Союза, ее войска размещены за пределами территории РФ и бывшего Советского Союза. Впервые за всю историю российские регулярные войска, а не инструкторы или советники, оказались на Ближнем Востоке. И впервые после Карибского кризиса эти войска оказались на одном театре военных действий с американцами.

«После очень болезненных кризисов - Берлинского кризиса 61-го года и Карибского кризиса 62-го года - в обеих столицах, Вашингтоне и в Москве, пришли к выводу, что какими бы ни были интересы той или иной супердержавы, одним правилом необходимо руководствоваться  обязательно - избегать нахождения и размещения на одном театре военных действий регулярных войск обоих государств. Поскольку в этом случае риск конфронтации возрастает невероятно и решение о применении вооружения на таких театрах принимается не генералами и маршалами в Москве или Вашингтоне, а майорами, полковниками или лейтенантами на поле».

В Сирии Россия вступила не только в гражданскую, но и в религиозную войну в исламском мире на стороне шиитов и де-факто также на стороне «Исламского государства», говорит эксперт.

«В этой войне Россия оказалась в союзе с такими силами как сирийский режим Асада, Иран, шиитское правительство Ирака, Гезболла - шиитская группировка в Ливане и Сирии, поддерживаемое Ираком - и де-факто, как это ни кажется странным и удивительным, - ИГИЛ.

Российские войска атакуют преимущественно, если почти не исключительно, подразделения сирийской умеренной исламской оппозиции. Сразу же после того, как российские самолеты нанесли удары по некоторым их базах, они были атакованы ИГИЛом. ИГИЛ занял эти позиции, поскольку у отрядов сирийской оппозиции не было оружия, оно было уничтожено во время российских налетов. Итак де-факто в ходе этих операций образовался новый фронт - новая шиитская коалиция плюс де-факто ИГИЛ, чтобы по этому поводу не говорили российские официальные лица и российская пропаганда».

Им противостоит коалиция из 65-ти стран. «Таким образом, Россия оказалась втянута в войну, которая имеет очень сложный характер», - говорит эксперт.

Это, предполагает Илларионов, уже поняли в Кремле. Он считает, что Путин ищет пути, как выйти из сирийской кампании.

«Из информации, которую мы сейчас получаем, создается впечатление, что наступление сирийских правительственных войск, поддержанный Ираном и Гезболлою, если еще не захлебнулось, то по крайней мере идет не такими темпами и не с теми результатами, на которые надеялись в Дамаске, в Тегеране и в Москве. Продвижение на 2-3 километра в сутки и то только на некоторых направлениях, которое привело к гибели двух иранских генералов, - совсем не то, на что Путин рассчитывал.

Не случайно, что в последние несколько дней появилась целая серия публикаций и заявлений, которые были косвенно подтверждены Путиным, что, если сделка так будет продолжаться и дальше, Россия не будет в ней участвовать. То, что Путин через неделю после начала сухопутной наступления, начал говорить о том, что продолжение авиаударов будет зависеть от успехов сирийской армии на земле, является явной подготовкой к тому, что при продолжении неблагоприятного сценария, который очевидным образом сейчас осуществляется, Путин будет готов прекратить операцию и вывести войска, по крайней мере, часть российских войск».

По мнению Илларионова, это будет зависеть от успехов в войне в Сирии, а также от возможности достижения соглашения с Соединенными Штатами «по тем вопросам, по которым Путин настолько регулярно и столь безуспешно просит Соединенные Штаты - о заключении определенной явной или неявной соглашения о разделе зоны влияния, о предоставлении России той или иной сферы ответственности - как угодно».

Консенсуса с Россией по стратегии в Сирии быть не может - Обама

Цена войны

По подсчетам Илларионова, за последние 4 года, когда началась подготовка к большой войне, в которой Украина является лишь одним из фронтов, было потрачено 144 миллиарда долларов прямых расходов. Если добавить к этому отток капитала за это время - из-за санкций и просто нежелание предпринимателей работать в России по многим причинам - это сумма составит 377 миллиардов долларов.

Другие потери - психическое здоровье населения:

«Идеологическое зомбирование - тоже часть военных расходов. Для того, чтобы продолжать такие военные действия, необходимо преобразовывать если не все население, то большую его часть в некое подобие солдат, готовых если непосредственно не идти на фронт, то по крайней мере поддерживать и не выступать против ведения военных действий. Этот ущерб по своим масштабам превышает любые цифры, которые можно было бы назвать. Это просто изменение сознания десятков миллионов людей в России».

Илларионов не согласен с оценкой других экспертов, которые пророчат гражданскую войну или народное недовольство в России и, как следствие, изменение режима. Оппозиция режиму слаба, а репрессии и пропаганда держат население под контролем.

«Другая сторона, кого бы туда ни включали - либеральную оппозицию, русских националистов, исламское подполье - является маргинальной по отношению к этому режиму. Ни сами по себе, ни все вместе они не представляют никакую угрозу нынешнему режиму, - убежден он. Режимы такого типа эффективно контролируют общества с помощью двух важнейших инструментов - машины террора и машины пропаганды. Пока обе эти машины работают хорошо, не важно, что происходит с экономикой, социальной сферой, образованием, здравоохранением. Эти две машины сейчас в Росси работают безошибочно, беспроблемно, бесперебойно. Режимы такого типа - жестко авторитарные или полутоталитарную - как нынешний российский, легко переживают экономический кризис, санкции, падение цен на нефть, легко подавляют оппозицию, бросая ее в тюрьмы, высылая из страны или ликвидируя с помощью убийств ».

Тем не менее, есть один фактор, который всегда приводит к смене режимов, - это поражение во внешней авантюре. Причем, режимы преимущественно меняются изнутри.

«Жесткие авторитарные и полутоталитарную режимы практически незыблемыми изнутри до тех пор, пока они являются непобедимыми в их внешних авантюрах. Как только они терпят поражение извне, шансы на их изменение изнутри резко увеличиваются. Русская история является ярким примером этого - от Смутного времени до Афганской войны.

Если такой режим сидит у себя дома и не вылезает за пределы границы, он может держаться бесконечно долго, как показывают примеры Кубы, Северной Кореи. Однако если такой режим начинает осуществлять военные авантюры за пределами своих границ, срок жизни он может быть гораздо короче, чем кто-либо мог подумать. Достаточно посмотреть на Ирак Саддама Гуссейна », - говорит Илларионов.

Режим Путина уже получил если не поражение, то неполные победы в Грузии и Украине.

«Несмотря на все то, что Путин отгрыз в Украине с помощью Минска, все прекрасно понимают, что он не получил того, на что рассчитывал. Он сам сказал в речи 17 апреля 2014-го года, рассказывая о Новороссию, что она будет состоять из 8 регионов ».

Как именно это произойдет, предсказать трудно:

«Внешняя поражение запускает механизмы, о которых мы не догадываемся. Поражение в «холодной войне» и в войне в Афганистане не привели к тому, что в Советском Союзе появилась либеральная, демократическая оппозиция, а к тому, что элита оказалась расколотой. И оппозиция появилась внутри элиты. Горбачев был членом Политбюро ЦК КПСС, а затем он был избран генеральным секретарем ЦК КПСС. Но начал разрушение этой машины он, а не кто-то другой».

по материалу Голос Америки