Виталий Портников: Демократия трупных червей

Виталий Портников

Кто-то назовет этот разрушительный хаос гайдаматчиной и гордо подкрутит холеный ус.

Страшное убийство харьковского судьи Владимира Трофимова и членов его семьи всколыхнуло бы общество в любой цивилизованной стране. Люди выходили бы на митинги и пикеты, писали бы петиции властям, требовали бы найти убийц. Объяснять, почему, думаю, нет особой необходимости – в цивилизованной стране судьба гражданина нередко зависит от судебного решения. Поэтому так важно, чтобы судья был беспристрастен, чтобы он не зависел от внешнего давления – власти или криминальных группировок. Поэтому для гражданина так важно, чтобы судья не боялся.

Но это для гражданина, а не для жителя. Житель Украины прекрасно понимает, что никакой настоящей судебной власти в стране нет. Что судья и так зависим и напуган – и если к чиновникам, многие из которых являются выходцами из криминального мира, добавятся еще и, скажем так, действующие бандиты, ничего особо в нашей стране не изменится. Не было суда – и не будет его. Именно поэтому никакого особого интереса убийство семьи Трофимовых в украинском обществе не вызвало. Более того, находятся люди, чуть ли не сочувствующие убийцам или пытающиеся оправдать их – вот, мол, результат принятия судами неправедных решений. Примерно также эта часть общества реагировала на расправу с охранниками в торговом центре – вот, издеваются над посетителями, а люди, между прочим, бедные.

Мы часто любим говорить о том, что украинское общество – несмотря на давление авторитаризма – еще сохраняет в себе элементы демократии – и оппозиция у нас в парламенте есть, и недовольство властью. Но давайте посмотрим на происходящее трезвее. Демократия – это доверие и ответственность. Никакого доверия к судебной власти – основе демократии – у нашего общества нет, мы уверены, что судьи коррумпированы, зависимы от власти, нечестны.

Никакого доверия к законодательной власти нет – мы убеждены, что парламентарии действуют в собственных интересах, а не в интересах общества, что действовать в наших интересах их нужно заставлять. Как, впрочем, и исполнительную власть. Часть представителей гражданского общества – как мы могли убедиться по недавней истории сХорошковским – только ожидает свистка очередного "олигарха", чтобы броситься к богатому столу: кто будет доверять такому гражданскому обществу?

Людей, обладающих функцией нравственного авторитета, в обществе тоже нет – мы готовы смешать с грязью любого, кто выступит против нашей любимой партии или просто против очередного угнездившегося в наших головах мифа. В этой ситуации мы можем стихийно возмутиться против уж слишком очевидного идиотизма – и так же стихийно успокоиться, потому что никакой ответственности за будущее своего государства у нас нет. Кто-то назовет этот разрушительный хаос гайдаматчиной и гордо подкрутит холеный ус. Кто-то заметит, что происходящее выглядит привлекательнее по сравнению с остывшим на морозе трупом российской демократии. Да, движение в обезглавленном теле демократии украинской наблюдается – но при ближайшем рассмотрении оно оказывается копошением трупных червей.