Доходы и расходы Майдана

В финансовой службе майдана работает семь человек – бухгалтеры, финансисты. К примеру, тот же Кубив – бывший председатель правления Кредобанка и нынешний заместитель руководителя парламентского комитета по вопросам финансов и банковской деятельности.

Мы общались в просторной комнате с длинным столом. Возле входа в комнату дежурят бойцы самообороны в камуфляже, в самой комнате несколько женщин пересчитывают деньги из прозрачных ящиков, отбирают купюры одного номинала и перевязывают их пачками. Все как в банке, передает "Форбс".

Сходство с финансовым учреждением придает и лексика Кубива. «У нас есть фронт-офис – отряды самообороны, которые дежурят на баррикадах и на сцене, — рассказывает он. — Есть миддл-офис – волонтеры на кухне, врачи, медсестры, журналисты пресс-центра. Бэк-офис: наша санэпидемстанция, люди, которые отвечают за покупку продуктов, их доставку, покупку и доставку дров, вывоз мусора, очищение биотуалетов».

Откуда деньги? На майдане стоит один большой ящик для пожертвований из прозрачного пластика. Еще 16 установлены по всей территории, контролируемой протестующими. Их приносят в финансовую службу и вскрывают каждый день. Но это не единственный источник поступления средств.

«К нам поступают денежные переводы от украинцев из России, Казахстана, Канады, Европы, — рассказывает Кубив. — Дают деньги и многие предприниматели, которые предпочитают себя не называть, чтобы не создать проблемы для своего бизнеса, поступают средства и от народных депутатов из всех оппозиционных партий». Бизнесмены не зря боятся открывать свои имена: за примерами возможных последствий далеко ходить не надо, у того же Кубива по решению Дарницкого суда Киева в конце января было арестовано имущество и заморожены счета.

— Богдан, сколько у нас в день было собрано пожертвований? — кричит Кубив своему коллеге, который на другом конце стола следит за подсчетом денег.

Максимум — это было 22 или 23 января — за день мы собрали из ящиков 748 000 гривен, — отвечает тот.

В среднем за день поступают пожертвования на сумму от 180 000 до 350 000 гривен. Если перевести эту сумму в доллары и считать по курсу НБУ (за время противостояния — 8,4 гривны за $1), ежедневные пожертвования на майдан составляют от $21 400 до $41 700.

Сотрудники финансовой службы показывают прозрачные ящики и пластиковую тару, отобранную у людей, собирающих пожертвования якобы для майдана, но присваивающих их себе. Бойцы самообороны каждый день патрулируют территорию и проверяют, все ли ящики с пломбами финансовой службы.

Смотрите также: Женский взвод Майдана раскрасил военные машины в центре Киева. Милиционеры довольны. ФОТОрепортаж

Около 90% всех средств собираются из ящиков для пожертвований, 8-9% — от депутатов и предпринимателей и от 1,5% до 2% — от украинцев за границей. Часто бывает, что люди приносят деньги, а в финансовом управлении им дают список того, что необходимо купить. Кубив оценивает долю такой материальной помощи в 60% от общего объема поддержки майдана. «Мы стараемся минимизировать количество наличных денег», — говорит он.

На что идут деньги? Всего, по словам Кубива, на Майдане и прилегающих улицах установлена 201 палатка. В декабре в них и в захваченных зданиях постоянно проживали около 7000 человек. Но после начала противостояния на улице Грушевского в конце января протестующих прибыло, к началу февраля Кубив оценивает численность протестующих в 15 000 – 20 000 человек.

Более 60% расходов – продукты. Кормят не только бойцов самообороны и волонтеров, но и всех, посещающих майдан. От 4% до 8% уходит на дрова и топливо, около 20% — коммунальные услуги в четырех зданиях . Остальное – лекарства, биотуалеты, услуги связи.

Финансовая служба майдана заключила договор с частной компанией, которая занимается вывозом мусора. Ежедневно вывозится от 25 до 140 кубометров мусора, в этом задействовано 46 волонтеров, услуги вывоза тоже оплачиваются из собранных пожертвований. Отдельная статья расходов – выплаты семьям погибшим и оплата лечения раненых. Всего на это было потрачено 580 000 гривен.

Финансист Кубив вспоминает любые цифры без подсказок и напоминаний. В одно из воскресений декабря 16 полевых кухонь майдана выдали 550 000 порций второго блюда. Это максимальная возможность города в городе. Заявления сторонников власти о том, что майдан финансируется посольствами, он комментирует так: «У дурной птицы дурная песня».

Забот у Кубива, с которым мы встречались в начале февраля, хватает. Финансовая служба оплатила коммунальные услуги Дома профсоюзов и остальных захваченных зданий на сумму более 300 000 гривен. До 20 февраля нужно было заплатить еще 180 000 гривен. Теперь меньше — здание мэрии вернулось городу.