Украина беременна революцией, а не новым переворотом.

Виталий Портников

Оппозиционный призыв к восстанию многие эксперты восприняли саркастически – мол, революции так не делаются, народ не готов к массовому выступлению, для этого нужно не лозунги провозглашать, а настойчиво работать с электоратом. Да и вообще – какие революционеры в оппозиции? Ленин с Троцким захватили Зимний дворец со взводом красногвардецев, без всяких призывов – вот это была революция!

Все это отражает советское отношение к истории. Подготовить можно только переворот. Собственно, октябрь 1917 года и был переворотом, никакой не революцией, сами большевики его долгое время так и называли. Революцией был Февраль 1917 года и никто из политиков не мог даже за несколько дней до происшедшего представить себе, что произойдет. Ленин и Троцкий находились в эмиграции и были убеждены, что так и окончат свои дни за границей – по крайней мере, Владимир Ильич говорил об этом как раз перед февралем. А все дело в том, что революция – это стихийное народное восстание против режима, не способного справиться с социальными требованиями горожан. Режима надоевшего, прогнившего, не способного мобилизовать на свою защиту силовиков. Уже потом, после революции, рождаются мифы о крайнем обнищании граждан и равнодушии властей – «пусть едят пирожные», потом появляются вожди и организаторы – из тех, кому удалось воспользоваться плодами восстания. Но поскольку мы воспитаны в традиции подмены и со школьной скамьи учим, как большевики готовили свой переворот и даже дискутировали в печати -!- о тактике его проведения, поскольку мы своими глазами видели, как накануне Оранжевой революции в Киеве на Майдане монтировали плазменный экран и трибуну, чтоб всем все было хорошо видно, мы искренне считаем переворот революцией и возмущаемся, почему оппозиция так плохо готовится.

А Украина, между тем, беременна именно революцией, а не новым переворотом. Революция – это как раз то, что мы учили, но не наблюдали. Учили, но не считали чем-то важным – потому что все события Великой Французской революции, русских революций 1905 и 1917 годов и других действительно великих событий меркли перед гением товарища Ленина и его соратников. И потому что многие из нас действительно считали поддержанный массами номенклатурный переворот 2004 года революцией. Нет, друзья мои – когда происходит революция, в Верховной Раде не голосуют за новую редакцию Конституции – ее сжигают. Когда происходит революция, глава правительства не приходит в оранжевом шарфике постоять на трибуне рядом с вождем революционеров, как это сделал Николай Янович – нет, он отправляется в тюрьму без суда и следствия, и это еще лучший для него выход. Поэтому перестаньте себя обманывать, не видели вы еще никаких революций в этой стране.

Но можете увидеть. Население живет все беднее, пропасть между основной массой граждан и обеспеченным слоем увеличивается с каждым днем. Люди потеряли доверие к политическим силам как таковым, лидеры общественного мнения тоже не имеют на них влияния. Нет никакой надежды на суды, правоохранительные органы, никакого уважения к парламентаризму и другим властным институтам. В самой власти нарастает глухое недовольство действующим президентом и его семьей. К тому же сама власть находится в городе, традиционно отказывающим ей в доверии, голосующим за оппозиционные силы и мечтающим о крахе Виктора Януковича. А это означает, что достаточно первого же серьезного экономического провала – краха национальной валюты, краха банковской сферы, проблем с товарами и продовольствием, словом – всего, что сопровождает проблемы бедной страны с деградирующей экономикой – как в Киеве может начаться самая настоящая революция – то есть неуправляемое никем и подстегиваемое радикалами и провокаторами восстание масс. И, уверяю вас, этому восстанию никакие силовики не будут противостоять: думаю, многие милиционеры сами пойдут выносить технику из разграбленных супермаркетов.

Может быть, такое развитие событий многих и обрадует, но я считаю его настоящей катастрофой для страны. Да, власть рухнет. Да, к руководству страны придут совершенно другие люди. Но совершенно не обязательно, что новая власть будет признана на всей территории страны – восточные области могут оказаться украинской Вандеей, сохранить верность старой власти и отказаться участвовать в каких-нибудь выборах или конституционном референдуме, который затеют революционеры. В результате Украина как единое государство просто может исчезнуть. Совершенно необязательно, что к власти в результате революции придут вменяемые политики – скорее наоборот, появятся радикалы, которые легко перехватят власть у любых вменяемых и рассудительных специалистов. Словом, даже сегодняшнее наше существование будет казаться нам золотым веком.

Именно поэтому я считаю совершенно разумным не предаваться мечтаниям о революции, а возвращать доверие к политике как таковой. Если оппозиции это удастся, если с помощью народной поддержки она заставит власть опомниться и отказаться от дальнейшего строительства авторитаризма и разрушения экономики страны, если нам удастся вернуть власти легитимность, а политическому процессу – диалог, если будут освобождены политзаключенные, а ЕС подпишет с нами соглашение об ассоциации – поверьте, это будет лучше, чем революция. Потому что революция – это крах и власти, и оппозиции, это окончательный развал экономики и государственности, это победа безумия над здравым смыслом. Нет, нам нужна не революция, а солидарность ответственных граждан, забастовки, пикеты, митинги, организованные шествия. Нам нужны сотни тысяч людей на улицах Киева, которые легально выйдут сказать нет надвигающейся диктатуре. И эти сотни тысяч должны быть организованы. И организовывать их должны оппозиционеры. Неважно, назовут они это восстанием или еще как-то – главное, что такое движение будет проходить в контролируемых рамках, а не разольется стихией пожара по Украине и не станет ее новой Руиной. Те, кто сейчас смеется над оппозицией, должны понять, что альтернативой ее действиям станет даже не авторитаризм Януковича, а именно эта анархическая, страшная, бессмысленная Руина, от которой никому уже не удастся спастись.

Левый берег


Аватар пользователя Дід Сашко

Революция - переворот на латыне.Портников боится погромов. Действующую власть никто ни в чем убедить не сможет. Беспредельщиков может остановить только смерть. Портников сам писал, что власть прошла точку возврата. Надеяться на сознаие лохтората не приходитсяпо многим причинам и поэтому выход один - восстание. Именно восстание, которое сдерживается отсутствием надежного и умелого вожака. Вожак доступно должен объяснить , что будет после удачного восстания.  Изменения нужны во всем: судах, прокуратуре, здравоохранении, армии и т. д. Главное взять почту,телеграф и "Интер"...