Виталий Портников: Лукашенко бежит в доллар

Виталий Портников

Неужели до сих пор неясно: никаких союзов с Россией во главе не будет?

Белорусский президент Александр Лукашенкопотребовал от собственных министров обеспечить переход на доллары и евро в расчетах с Россией. Лукашенко уверен, что это будет справедливо, так как за российские энергоносители Беларусь рассчитывается твердой валютой, а за белорусские товары Россия платит в рублях.

Впрочем, еще несколько месяцев назад Лукашенко подобный дисбаланс не волновал, и не удивительно: при всех рублевых платежах внутренние цены на российские энергоносители – даже если рассчитываться за них твердой валютой – создавали белорусской экономике более чем комфортные условия и позволяли не задумываться о реформах. Более того, на протяжении многих лет в Москве и Минске говорили о возможном переходе на единую валюту – разумеется, на российский рубль, не белорусский. Разногласия состояли прежде всего в вопросе расположения эмиссионного центра: Путин хотел оставить эмиссионный центр за собой, а Лукашенко пытался добиться появления еще одного эмиссионного центра российского рубля, в Минске. И понятно, что так ни до чего и не договорились. Но о переходе к расчетам за доллары даже и не думали. Более того, переход к расчетам за рубли до последнего времени был одним из главных векторов внешнеполитического и экономического наступления путинского режима на соседние страны.

И вот – остановились на Беларуси. Реакция Александра Лукашенко, проявившаяся за две недели до создания пресловутого "союза диктаторов" – Евразийского экономического союза – свидетельствует, что белорусский президент больше не верит в перспективы российской экономики и понимает, что расчеты в рублях за товары и в долларах за нефть и газ одновременно – удар по Беларуси при любых ценах на энергоносители.

Это понимание – как, впрочем, фундаментальный экономический кризис в России – ставит крест на интеграции на постсоветском пространстве. И выбивает почву из под ног тех, кто до сих пор зазывает Украину в Таможенный союз, Евразийский экономический союз и прочие симулякры. Неужели до сих пор неясно: никаких союзов с Россией во главе не будет? Вопрос сейчас стоит о том, сохранится ли сама Россия и в каком виде, а не о том, сможет ли она содержать очередных прихлебателей. России придется уйти с оккупированных территорий, оставить своими заботами самопровозглашенные республики и даже многие регионы-доноры самой России почувствуют нехватку средств.

Так что помочь в восстановлении и модернизации экономик постсоветского пространства может только цивилизованный мир. Даже Александр Лукашенко об этом уже догадался.