Виталий Портников: Демарш Лаврова

Виталий Портников

В мире понимают под договоренностями то, что было согласовано на встрече в Минске, а в Москве понимают под соглашением то, что нравится Путину.

Вряд ли министры иностранных дел Германии и Франции Франк-Вальтер Штайнмайер и Лоран Фабиус поймут своего российского коллегу Сергея Лаврова лучше, чем глава внешнеполитического ведомства Габона Эммануэль Иссозе Нгонде. Габонский дипломат вынужден был изобразить сочувственное понимание донбасского спича Лаврова, хотя на его континенте подобная алогичность в подходе к решению кризисных вопросов превращается в глубокую архаику. Но куда Габону до России! У российских - собственная гордость и собственная логика, непостижимая ни в Берлине, ни в Париже, ни тем более в Либревиле.

В самом деле - еще несколько дней назад тот же Лавров с той же невозмутимостью упрекал Украину в манкировании законом об особом статусе Донбасса, считая это нарушением минских соглашений. А когда в Киеве проголосовали за этот закон, Лавров призвал своих коллег из Германии и Франции к совместному демаршу против Украины - как против нарушителя минских договоренностей! Есть о чем задуматься министру иностранных дел Габона - и не ему одному.

Но на самом деле ничего сложного в этой логике нет. Просто в мире понимают под договоренностями то, что было согласовано на встрече в Минске, а в Москве понимают под соглашением то, что нравится Путину и Лаврову. То, что им нужно. А что им нужно? А им нужно, чтобы оккупированные территории Донбасса нашпиговывались военной техникой, превращались в плацдарм для дальнейшего наступления на нашу страну и её дестабилизации - и при этом Киев бы еще и платил за это издевательство, а не обуславливал возобновление своего участия в жизни региона восстановлением контроля. То, что закон проголосован - вызывает раздражение. То, что он начнет действовать только после того, как оккупанты и бандиты уберутся прочь - вызывает бешенство. Такое бешенство, что хочется удушить любого, кто подвернется под руку.

Министру иностранных дел Габона еще повезло.