Кирилл - патриарх эпохи Пугачевой (Виталий Портников)

 

Виталий Портников, для «Главреда»

Милосердие не определяется должностью, наличием квартир и даже патриаршей кафедрой, потому как зависит от степени внутренней свободы.

Алла Пугачева выступила против уголовного преследования участниц панк-группы Pussi Riot - девушкам, как известно, угрожает многолетнее тюремное заключение за проведение антипутинского пародийного молебна в Храме Христа Спасителя. Народная артистка заявила, что, по ее мнению, это все равно, что палить из пушки по воробьям. Участниц группы Алла Борисовна считает бездарными и уверена, что своим выступлением в храме они хотели привлечь к себе внимание. Но лучшим наказанием для них была бы не тюрьма, а «труд в монастыре».

Не буду сейчас вдаваться в дискуссию относительно того, насколько вообще разумными с точки зрения уважения к верующим были действия панк-артисток. Речь ведь не о них, речь - о милосердии. Алла Пугачева, по сути, сказала все то, что должен был бы произнестипатриарх Кирилл - если бы он был главой церкви, а не политическим деятелем. Но как раз патриарх сейчас - среди главных сторонников как можно более сурового наказания девушек и называет их акцию «насмешкой дьявола». В чем действительно похож патриарх на эстрадную примадонну - так это в том, что он неожиданно стал героем светской хроники: раньше россияне обсуждали наряды, квартиры и мужей Аллы Борисовны, а сейчас они обсуждают часы, квартиры и сестер патриарха Кирилла. Но вот с точки зрения милосердия патриарх и певица отличаются: если сравнить их высказывания, не зная, кому они принадлежат, то можно подумать, что это Пугачева - патриарх.

Собственно, удивляться этому, если честно, не приходится: милосердие определяется не должностью, наличием квартир и даже не патриаршей кафедрой. Милосердие зависит от степени внутренней свободы. Сейчас многие уже позабыли, какой оглушительный переворот произвела Алла Пугачева на советской эстраде именно тем, что оказалась свободным человеком в рабской стране. Как она пыталась приучить зрителя и слушателя к сопереживанию. Как проталкивала в свой репертуар песни полузапрещенных поэтов - именно благодаря ей мы впервые услышали на русском языке песни на стихи Осипа Мандельштама, ранее исполнявшиеся только польской певицей Эвой Демарчик - разумеется, в польском переводе. Как не пела бодрые комсомольско-партийные гимны, которыми не гнушались тогдашние короли советской песни, и в результате заслужила анекдот о Брежневе - мелком политическом деятеле эпохи Пугачевой… Анекдот анекдотом, но кто сейчас вспоминает незабвенно-бессмысленного Леонида Ильича?

Кирилл тоже имеет все шансы оказаться патриархом эпохи Пугачевой. Может быть, когда священник воспитывается в советское время, матереет, сотрудничая с Советом по делам религий и оглядываясь на всюду сующих свой нос товарищей из КГБ, он теряет само представление о личностной свободе - а вместе с ней и понимание милосердия? Самым важным оказывается сохранить церковь в атеистическом богоборческом государстве. Только сохранить как что? Как здание, как место заседаний Синода, как место отправления привычных обрядов или как храм, где спасаются человеческие души? Задавался ли этим вопросом будущий патриарх или в административных трудах забыл о необходимости дать ответ на этот, может быть, самый важный вопрос? И почему у Аллы Пугачевой - такой светской, такой погрязшей в мирских делах и страстях, нашлось время для поисков этого ответа, а у почтенного церковника – не нашлось?..