Виталий Портников: Между Абаем и Жанаозеном

Виталий Портников

Год назад казахстанские нефтяники начали акцию протеста, спустя восемь месяцев завершившуюся погромами в городе и расстрелом участников забастовки. О происходившем в Жанаозене не так уж много говорили, пока шла забастовка,- и совсем ненадолго вспомнили, когда интернет был переполнен репортажами из "укрощаемого" города. Сейчас, когда в Казахстане проходят сразу несколько процессов над участниками тех событий, о Жанаозене тоже не вспоминают - а зря.

Год назад Россия была молчавшей страной. Украинский Майдан, белорусская площадь Независимости, казахстанский Жанаозен - все это казалось картинками из какой-то другой, неведомой жизни. Россияне верили, что жители соседних стран бунтуют из бедности, в то время как великой нефтяной империи нестабильность не грозит. Но украинцы, которые выходили на Майдан в 2004 году, вовсе не были бедны - они просто хотели честных выборов. А нефтяники, которые начали забастовку в Жанаозене, вышли на улицу действительно из бедности. А ведь они - на то и нефтяники! - не должны были быть бедны. Но содержались - и продолжают содержаться - властями предержащими на той же границе нищеты, на которой живет сегодня среднестатистический россиянин, подданный великой нефтяной империи.

Протестные акции в России только начинаются. Это как капли дождя на раскаленной крыше - они показывают, что наступил системный кризис, что власть больше не отвечает общественным потребностям, а общество не в силах добиться другой власти. Но в начале протестов жизнь нередко похожа на игру: радостные встречи на Болотной, прогулки писателей и художников. Даже аресты пока что выглядят шуточными - посидят 15 суток и с новыми силами на митинг.

А это не игра. И уже через несколько месяцев мы в этом убедимся.И Майдан не был игрой, он был кульминацией протестов - и собравшиеся на нем люди не могли знать, как будут действовать Кучма, Янукович и компания. Думаю, сегодня, когда Янукович уже президент, ни у кого нет сомнений в той степени презрения, которую он испытывает по отношению к своим согражданам. Майдан не разогнали даже не потому, что его организаторами стали представители политической элиты, а потому, что людей на нем оказалось неожиданно слишком много. И еще потому, что украинская власть банально боялась взять на себя ответственность за разгон и расстрел.

И Жанаозен не был игрой. Власть, вначале опешившая от этого народного протеста, нашла рецепт борьбы с ним: не замечать, затем спровоцировать бунт и расстрелять. Чтобы другим неповадно было. И действительно - будут ли в ближайшие годы протестовать казахстанские рабочие? Появится ли тяга к протесту у "рассерженных горожан" - ведь в больших городах Казахстана недовольных не меньше, чем в Москве или Питере? Очень сомневаюсь. Расстрел есть расстрел.

Банальная истина: российская политическая традиция уже несколько столетий находится на стыке Европы и Азии. Россиянам недолго предстоит просто гулять по Чистым прудам. Существует выбор между двумя прогулками - прогулкой по Майдану и прогулкой по Жанаозену. Конечно, этот выбор делает власть, но он зависит от силы общества и от понимания представителями правящей элиты последствий диалога - и последствий расстрела.