Виталий Портников: Ракета Путина

Виталий Портников

Если страх победит волю, мы дождемся куда более страшных жертв – и все равно Западу придется вмешиваться, а России придется с этим согласиться.

Мировые СМИ пишут о "ракете Путина" и это обозначение, которое точно обозначает и оружие, и виновника страшной катастрофы в небе над Донецком, навсегда "прилипнет" к президенту Российской Федерации и к государству, которое он возглавляет. Это государство теперь будет восприниматься с ужасом все с большим количеством людей: деловые связи с ним будут казаться все более и более рискованными, поездки – путешествием в Мордор, а контакты с чиновниками – общением с людоедами. Это, кстати, касается, не только чиновников. Если вчера какой-нибудь россиянин, который на европейском курорте рассказывал, что "Крым наш" и что восточная Украина – на самом деле Новороссия, мог восприниматься просто как человек с собственным взглядом на историю, то завтра ему придется уже объяснять, что "нечего летать над нашей землей" – и вывод о том, что ты имеешь дело с неадекватным собеседником будет напрашиваться сам собой, даже если собеседник россиянина ничего не будет знать об Украине, Крыме и Новороссии.

Другой вопрос – какой вывод будет сделан из этой ситуации международным сообществом. На первый взгляд, все и так понятно. Никто не сомневается в том, что Россия проводит планомерную компанию против Украины, засылает на ее территорию диверсантов, поставляет им военную технику. Что изменилось после того, как мы убедились в готовности бандитов сбивать гражданские самолеты?

А изменилась свобода действий самой России. Еще вчера Москва могла решительно блокировать саму возможность появления на территории нашей страны миротворческих сил стран НАТО, угрожать большой войной, словом – делать все возможное, чтобы Украина воевала с агрессором в одиночку. Но теперь России будет все труднее придерживаться такой позиции и угрожать Западу войной. От России будут ожидать не угроз, а содействия. Но как далеко будет простираться это ожидание?

Ведь для того, чтобы российская позиция изменилась кардинально, страны Запада должны согласиться с собственным участием в ликвидации террористической опасности на востоке Украины – и Россия не должна этому препятствовать, более того, должна помогать этому, уничтожая собственных наемников и принимая беженцев из опасных зон. Дело даже не в том, что мы не знаем, насколько сегодня Кремль готов к такой роли – скорее всего, еще не готов – а в том, что на самом Западе могут еще бояться дергать ядерного тигра за хвост.

Но если страх победит волю, мы дождемся куда более страшных жертв – и все равно Западу придется вмешиваться, а России придется с этим согласиться.

Только уже на фоне настоящего Апокалипсиса.