Михаил Саакашвили: «У России нет национальной идеи и нет будущего»

Президент Грузии Михаил Саакашвили изложил собственную версию событий, предшествовавших вооруженному конфликту с Россией в августе 2008 года. В программном интервью грузинским журналистам он заверил, что всеми силами пытался предотвратить войну вокруг Южной Осетии и был даже готов дать России гарантии невступления Грузии в НАТО, но не смог уговорить российских руководителей отказаться от планов военного вмешательства.

Свои сенсационные признания Михаил Саакашвили сделал в интервью телекомпании «Рустави-2», которая накануне показала в эфире большое интервью с премьером РФ Дмитрием Медведевым. Поэтому откровения президента Грузии многие в Тбилиси восприняли как своего рода ответ на заявления российского премьера.

Михаил Саакашвили сообщил, что всячески пытался предотвратить войну с Россией и с этой целью даже предлагал президенту Владимиру Путину (его второй президентский мандат истек 8 мая 2008 года) заключить специальный договор о невступлении Грузии в НАТО — с условием, что Москва поможет Тбилиси решить проблемы Абхазии и Южной Осетии. «Несколько человек с нашей и российской стороны присутствовали во время переговоров, когда Путин ответил с улыбкой: “Мы ваши территории на вашу ориентацию не меняем”»,— утверждает Михаил Саакашвили. По его словам, в ходе консультаций как в двустороннем, так и расширенном составе Владимир Путин «неоднократно предупреждал о необходимости готовиться к “косовскому варианту” для Абхазии и Южной Осетии», а однажды пообещал «устроить Грузии Кипр».

Упомянул Михаил Саакашвили и о своем секретном послании на имя президента РФ. «Я предлагал передвинуть российских миротворцев в Абхазии к реке Кодор (примерно в 100 км от абхазо-грузинской границы.— “Ъ”), узаконить российскому бизнесу все санатории, сухумский аэропорт, открыть железнодорожное движение из России в сторону Армении, а в обмен просил лишь возвращения грузинских беженцев к югу от Кодора»,— вспомнил Михаил Саакашвили, посетовав на то, что секретное послание «почти сразу было опубликовано в газете “Коммерсантъ”». «Вместо вразумительного ответа Путин опять стал ссылаться на Кипр и приговаривать: “Вы не бойтесь, ребята, вам будет не очень больно!”»,— возмутился президент Грузии.

По утверждению грузинского лидера, «Путин прямо предупреждал о неминуемости войны госсекретаря США Кондолизу Райс и министра иностранных дел ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера», но в отличие от госпожи Райс, которая в эти угрозы не поверила и постоянно советовала грузинскому руководству «не впадать в паранойю», глава МИД Германии «во время встречи в Батуми точно описал, как все будет происходить, начиная с вооруженных провокаций осетинских сепаратистов до российского военного вмешательства».

Не менее сложно складывались отношения Михаила Саакашвили и с Дмитрием Медведевым. «После его избрания президентом я стал ему звонить, а трубку почему-то брал Путин, который советовал обсуждать вопросы только с ним»,— уверяет президент Грузии.

Наиболее же яркие впечатления у него остались от встречи с Дмитрием Медведевым в Астане на дне рождения Нурсултана Назарбаева. «Я предложил коллегам пойти на дискотеку, Медведев меня поддержал, почти все пошли в бар “Монако”»,—вспоминает Михаил Саакашвили. По его словам, президент Медведев начал танцевать, и он счел ситуацию подходящей для откровенного разговора. «Подошел к нему, стал танцевать тоже. Потом усадил, положил ему руку на колено и предложил поговорить по душам,— рассказал глава Грузии.— Я говорю: “Надо все обсудить, потому что хуже быть не может”, а он вдруг перешел на “ты” и бросил: “Ты ошибаешься, Миша, скоро вам станет гораздо хуже!”». Саакашвили в интервью припомнил, что страшно побледнел тогда, но к нему подошел Назарбаев и спросил: «Ты почему такой бледный? Медведев обидел?» И сам же, по словам Михаила Саакашвили, успокоил его, «еле державшегося на ногах от шока»: «Да не обращай внимание — он ведь молод еще, все решает по-прежнему Путин».

Наконец, президент Грузии перешел непосредственно к августовским событиям, поведав телезрителям интересные, с его точки зрения, детали. Он вспомнил, что, когда российские танки начали двигаться в сторону Тбилиси, руководство США предложило ему эвакуацию из президентского дворца на военном вертолете. «Но я сказал твердое “нет”»,— гордо воскликнул Михаил Саакашвили.

В завершение интервью он заверил телезрителей, что «Россия наверняка скоро уйдет с Северного Кавказа и вообще у нее нет национальной идеи, а после обнаружения сланцевого газа нет и будущего». Михаил Саакашвили попросил соотечественников не судить его строго. «Меня рассудит только история, и она докажет, что я был абсолютно прав»,— заверил покидающий вскоре свой пост президент Грузии.

Георгий Двали, Тбилиси