Виталий Портников: Ваша честь

Виталий Портников

Опасна уверенность в том, что целесообразность важнее закона, а собственный интерес может превалировать над правом.

Президент Украины Петр Порошенко уволил со своих должностей четырёх судей, среди которых - и одиозный Родион Киреев, участвовавший в гнусном процессе против Юлии Тимошенко. Я чуть было не написал - дирижировавший процессом, но вовремя остановился. Киреев, конечно же, никакой не дирижёр. Он просто исполнял указания представителей ближайшего окружения Виктора Януковича и самого президента-рецидивиста, решившего таким нехитрым способом избавиться от политической конкурентки. И при этом Киреев, как и другие судьи - участники политических процессов, наверное считал, что делает удачную судейскую карьеру.

Мы нередко говорим о коррупции в украинских судах. Но коррупция не так страшна, как сращивание политической и судебной систем. Как то, что судьи делают не за деньги, а по политической необходимости, которую в нашей стране нередко называют необходимостью "государственной". Потому что с коррупцией бороться не так сложно - если вы можете доказать, что судья взял деньги за вынесение того или иного решения, вопрос об ответственности за это очевидное преступление решается в установленном законом порядке.

А как быть, когда речь идёт не о деньгах, а о решении как следствии "взаимопонимания" судьи и чиновника? Виктор Янукович добился такого решения даже от Конституционного суда страны - и то, что решение этого важнейшего для функционирования государства органа содействовало узурпации власти не менее опасно, чем решение Родиона Киреева о незаконном лишении свободы Юлии Тимошенко. А, возможно, и более - потому что именно это решение Конституционного суда заложило фундамент авторитарного государства, в котором стали возможны подобные вердикты. Но разве судьи Конституционного суда, непосредственно участвовавшее в принятии этого решения, лишены своих должностей? И разве мы можем уверенно утверждать, что имеем дело с коррупцией?

Нет, мы имеем дело с бесчестим. И это не только болезнь судейской системы. Это в первую очередь болезнь общества, которая передаётся политической элиты и судьям. Это уверенность в том, что целесообразность важнее закона, а собственный интерес может превалировать над правом. Поразительно, но эта уверенность возникает в обществе всякий раз, когда необходимо добиться кардинальных изменений в стране - потому что граждане с радостью внимают очередному популисту, уверяющему их, что "закон подождёт", главное - интересы людей и лучшая жизнь.

И именно поэтому лучшей жизнью продолжают жить такие, как Киреев.