Виталий Портников: Михалков голосует за Путина

 

Виталий Портников
Krynica

В минувший понедельник на одном из российских телеканалов показывали телевизионные дебаты. Кандидат на пост президента России Владимир Путин изначально отказался в них участвовать. Его роль поручили сыграть народному артисту Никите Михалкову. Кандидата-миллиардера Михаила Прохорова представляла его сестра Ирина.
Уже один этот эпизод - яркая демонстрация деградации российской политической жизни - если вообще то, что было в этой стране в последнее десятилетие можно назвать политической жизнью. Путин, собирающийся на третий президентски й срок, по-прежнему не готов к конкурентной политической дискуссии и для этой дискуссии не доступен. Вместо того, чтобы беседовать с конкурентами, тщательно отобранными властью для участия в спектакле нового воцарения, премьер-министр ограничивается статьями в газетах - они и должны возмещать отсутствие реальных дебатов, настоящей политической жизни. Вместо того, чтобы рассчитывать на реальных сторонников, российская власть предпочитает свозить «бюджетников» и жителей регионов на организуемые в поддержку Путина митинги - ответ на Болотную площадь и внезапно ожившее общество. Этой активности штаб Путина противопоставляет то, что всегда работало в советские времена - мастеров культуры, снимающихся в агитационных роликах. Те, кто по логике должен олицетворять моральный индикатор общества, оказываются символом его нравственного кризиса.
Если честно, я никогда не мог представить себе, что чувствовал обычный норвежец, который открывал газету и видел в ней статью родного человека - Кнута Гамсуна - со словословиями в адрес Видкуна Квислинга. Это не просто моральное разочарование, это физическая боль. Вот примерно такое же состояние я испытываю, когда смотрю некоторые ролики в поддержку бывшего и будущего президента России. Среди тех, кто выступил в роли агитатров - люди, которых я помню и люблю. Я не буду даже называть их фамилий, потому что у меня могут быть одни разочарования, а у читателя - другие. Но важно именно это саднящее чувство: почему? Мы еще могли объяснить себе поведение тех, кто поднимал руку на пленуме, исключавшем из Союза писателей Пастернака. Или членов Антисионистского комитета советской общественности - евреев, требовавших расправиться с Израилем. Или украинских советских писателей, боровшихся с украинским же буржуазным национализмом. Да, система. Система, требовавшая героического усилия, чтобы рука осталась неподнятой.

Сейчас в России совсем другая система. Когда никто никого не заставляет. Сергей Михалков в глубине души мог объяснять свое поведение тем, что у него нет никакого другого выхода. Никиту Михалкова никто не заставляет. И других деятелей культуры тоже.
Мотивы у всех разные. Кто-то ощущает себя руководителем государственного предприятия, ответственным за судьбу коллектива. И поскольку власть не сменится, зачем рисковать дотациями? Кто-то - сам себе коллектив, культурная часть государственной машины. А кто-то уже и в России давно уже не живет, но ощущает связь с родиной именно как связь с властью. Но то, что объединяет всех этих людей - они советские. Это - советская интеллигенция, сместь трусости, приспособленчества, безответственности и провинциализма. Оказалось, что возможно открыть этим людям двери в большой мир, но невозможно вытравить из них того маленького рабского мира, который поселило в их душах прошлое. Именно поэтому я не готов бросить камень ни в одного из них, я просто сострадаю.