Виталий Портников: Дорога к ответственности. Мусульманам предстоит пройти путь Европы

Виталий Портников

Удивительным образом история с фильмом «Невинность мусульман» и яростной реакцией на него в исламском мире совпала с первой в истории ООН конференцией, посвященной проблеме еврейских беженцев из арабских стран.

Судьба этих людей хорошо известна в самом Израиле, но о них мало говорят на Западе. До создания Государства Израиль в арабских странах проживало более  800 тысяч евреев, сейчас с трудом наберется несколько десятков тысяч. Уже накануне создания еврейского государства было принято солидарное решение изгнать евреев из арабских стран и конфисковать их имущество. Для еврейского населения были созданы невыносимые условия существования. Выгнали почти всех – и все отобрали: площадь отобранных земельных участков во много раз превышает саму территорию Израиля.

В новом государстве беженцам пришлось несладко. Жить было негде, с европейскими евреями, прибывшими в страну ранее, взаимопонимания тоже не было – слишком уж различались континенты, из которых люди приезжали в Израиль. Давали жилье в «караванах» - это были своеобразные лагеря беженцев, и совсем недавно я видел такой «караван» в Кирьят-Шмоне, в музее истории города – железная будка без окон, вообще неясно, как там можно продохнуть в сорокоградусную жару.

Отношение израильтян к новым жителям отличалось от отношения арабских правителей к палестинцам. Израильское правительство регистрировало их как беженцев, но делало все возможное, чтобы исстрадавшиеся люди обрели новую родину. Именно поэтому израильских беженцев как проблемы как бы нет, а палестинские, законсервированные в лагерях беженцев, нередко в богатейших странах региона, – есть. Но это не отменяет ни факта грабежа нажитого трудом многих поколений имущества, ни фактического уничтожения социального статуса – торговцы, юристы, преподаватели нередко становились разнорабочими просто потому что были уже в возрасте, не знали иврита, не могли свыкнуться с новыми реалиями, и только их дети, а то и внуки смогли выбиться в люди.

Я сейчас вовсе не говорю о материальной компенсации людям, в одночасье потерявшим все и оказавшимся в пустыне, которую им только предстояло превратить в цветущий сад. Я говорю об ответственности. В арабском мире великолепно знают, что рядом с арабами жили десятки, сотни тысяч евреев – и их не стало в одночасье. Люди живут в домах, где жили их еврейские соседи, владеют их земельными участками, их магазинами и адвокатскими конторами. Они помнят, что соседство продолжалось столетиями – но решительно не хотят этого признавать. И уж тем более задуматься о судьбах людей, с которыми расправились их государства. Режимы, принимавшие позорные решения, давно сметены историей, новые лидеры говорят о демократии и законности, – но на тех, кто был изгнан, это как бы не распространяется. Зато о палестинских беженцах знает каждый арабский школьник.

Могут сказать, что признание одной проблемы не решит другую – даже если арабские страны признают факт изгнания почти миллиона человек и конфискации их собственности, это не решит палестинского вопроса. Но, может быть, окажется ключом к его решению? Ведь тогда мы будем говорить об обществе, выросшем из детских штанишек вечной правоты, готовом искать решение непростых вопросов в диалоге с соседями. И понимать, что среди этих соседей не меньше обиженных и оскорбленных, чем в твоем собственном доме – такова история, а думать нужно о завтрашнем дне.

То же самое касается и фильма, который, конечно же, не вызывает никакого восторга. Но не меньшее отвращение вызывает и то, что жертвами исступленной реакции на поделку становятся ни в чем не повинные люди. И при этом тот, кто требует запрещения оскорбительного фильма, нередко куда спокойнее относится к погрому в христианском квартале или антисемитской литературе, которой буквально забиты полки книжных магазинов арабского мира – начиная, между прочим, с израильских городов. Никто не жжет и не конфискует эти книги, они могут вызвать только печаль, только воспоминания о том, что такие книги уже наполняли магазины Европы, а потом был Освенцим.

Европейскому обществу, прошедшему через кошмар второй мировой, удалось почти излечиться от безответственности – почти, потому что на наших глазах разворачивался кошмар югославской войны. В постсоветском мире люди с огромным трудом осознают свою причастность к ошибкам и преступлениям собственных государств.  Теперь тот же путь  к ответственности предстоит пройти мусульманскому миру – и очень хотелось бы, чтобы для него он оказался менее болезненным и кровавым.

фото EPA / UPG