Віталій Портніков: Кінець путіноміки

Все последние дни января российский Центробанк выходил на рынок с масштбаными интервенциями для поддерживания курса национальной валюты

Были дни, когда проданные суммы приближались к миллиарду долларов, а был и день, когда интервенции составили почти два миллиарда. И, тем не менее, курс продолжал снижаться – правда, не так значительно, как мог бы, если бы Центробанк не тратил столь значительные средства на сохранение хотя бы видимости финансовой стабильности.

Конечно, это еще не крах. Некоторые наблюдатели утверждают, что покупателем валюты выступило российское Министерство финансов – то есть произошел переброс средств из одной корзины в другую. Сам Центробанк располагает несколькими десятками миллиардов вне стабилизационного фонда – хотя, по правде говоря, при таких темпах расходования эти средства закончатся уже за пару месяцев и банкирам придется залезать в кубышку или в средства Пенсионного фонда. Но кто бы не покупал, сколько бы не оставалось, никто не может отменить одной простой истины: рубль падает, хотя цена на нефть остается относительно стабильной!

Ранее колебания российского валютного курса связывались с ситуацией на нефтяном рынке, что и понятно – в России практически нет настоящей рыночной экономики и все ее золотовалютные запасы связаны с нефтедолларами. Нынешние проблемы увязывают с решениями Федеральной резервной службы США по сокращению объемов стимулирования экономики – что обычно пагубно отражается на валютах развивающихся стран, к коим спешно причислили Россию. Но главная проблема – даже не нефть и не ФРС, а то, что началось расходование накопленного. “Легкие деньги”, на которых строилась вся уродливая модель путиномики и самой российской государственности, окончились.

Для Украины это означает простую вещь: просто так вытащить из кармана 15 миллиардов и подарить очередному Виктору Федоровичу Россия уже не сможет. Аттракцион неслыханной щедрости, устроенный Владимиром Владимировичем для недопущения европейской интеграции нашей страны, может оказаться одной из последних таких забав кремлевского мечтателя, наконец-то начинающего понимать, что он руководит не супердержавой, а развивающейся страной, скатывающейся в пропасть стагнации. Но изменить ситуацию не сможет уже никто: сама модель закостенела, власть “заточена” на авторитаризм и отсутствие фантазии, общество пассивно и судьба России его мало волнует.

Конечно, сил для дестабизации ситуации в Украине или поддержки режима в Беларуси у Кремля еще хватит – но тоже ненадолго. Главное, что будет интересовать Путина уже через пару месяцев – это не виртуальная империя, а вполне реальная Россия с ее очевидными проблемами.