Украина вполне реально претендует на региональное лидерство, - Шрайк

Роман Шрайк

С осени 1997 и до начала 1999 года я жил в Санкт-Петербурге. Хороший город. Прекрасные люди. Замечательная архитектура. Отвратительный климат.

Раз в несколько месяцев из второго города России я приезжал во второй город Украины - Харьков и поражался совсем другой атмосфере. В Питере кипела политика и на федеральном и на местном уровне, проходили сравнительно конкурентные выборы, гремели медиаскандалы. Три ведущих телеканала - ОРТ, РТР, НТВ давали разные картинки, защищая интересы своих владельцев. Но, тем не менее, из этих картинок можно было сложить общий пазл.

Даже кризис, который в России казался апокалиптическим, в Украине прошел как унылое снижение курса гривны с 1.8 грн/бакс до 5.3 грн/бакс.

В Киеве какие-то политические страсти, конечно, кипели. Я потом, спустя годы, почитал какие. Но в Харькове народ даже толком не знал когда следующие выборы и кто собственно участвует. И это 1999 год, год президентских выборов.

А сейчас все поменялось. У нас конкурентные выборы, у них - церемониальный одобрямс. У нас куча независимых и не очень СМИ сцепились в медиасхватке, у них центральные СМИ дудят в единый рупор пропаганды.

Это война не только за независимость Украины - Это столкновение цивилизации и пародии на нее, - Шрайк

Наше тихое болотце подсохло и покрылось зеленой порослью, хоть и вперемешку с сорняками. А их бурлящий котел превратился в булькающий канализационный сток.

В 1998 году меня шокировала массовостью похоронная процессия Старовойтовой. А сейчас меня шокирует, что смерть Немцова вызвала большее сопереживание в Украине, чем в России.

Раньше претензия Украины на региональное лидерство казалась либо нью-васюками, либо не особо тонким троллингом. А сейчас она вполне реальна.

Потому что лидерство невозможно без движения вперед. А тот, кто хочет жить в мифологическом тумане прошлого, диким образом вобравшем в себя слабо совместимые элементы сдохших империй, может претендовать только на судорожную агонию и вечное забвение.

Роман Шрайк