Виталий Портников: Европа на замке

Виталий Портников

Нашей власти уже не боятся - просто не понимают, зачем иметь с ней дело.

Футбольный чемпионат завершен - и аккурат по его завершении поступило сообщение о том, что Европейский Союз подписал соглашение об упрощении визового режима с соседней Молдовой, проигнорировав подписание соответствующего документа с Украиной.

По этому поводу можно только сожалеть - и я искренне надеюсь, что не только наши дипломаты, но и представители оппозиционных политических сил, и общественные деятели смогут убедить европейцев в том, что украинских граждан не стоит карать за авторитарные действия режима Януковича. Что гораздо эффективнее - упростить визовый режим с Украиной, но закрыть въезд всем тем, кто содействует авторитаризму.

Потому что в данный момент ситуация фантасмагорическая. Депутаты от Партии Регионов, министры и прочие представители компрометирующего страну режима имеют - благодаря дипломатическим паспортам - привилегированный статус в передвижении по миру. А обычный украинец, который не приемлет методов управления этих лощеных, презирающих свою страну и Европу господ, стоит в очередях в посольство. И первое, что нужно сделать - перевернуть пирамиду!

Но, как бы не поступили европейцы, ситуация с визовым режимом и есть главным политическим итогом чемпионата. Когда Украина получила право на его проведение, все мы хотели стать ближе к Европе. А в результате - отдалились от нее. Никакие эмоциональные впечатления футбольных фанов не возместят отношения к государству. Никакое понимание того, что здесь, в Украине, живут "такие же люди", не отменит нежелания иметь дело с Виктором Януковичем и его окружением.

В Советском Союзе тоже жили "такие же люди", собственно - мы и были этими людьми. С двумя руками, двумя ногами и очень гостеприимные. Боялись не нас, а непредсказуемого советского руководства, авторитарных старцев с атомной бомбой. Теперь, к счастью, нашей власти уже не боятся - просто не понимают, зачем иметь с ней дело. И зачем помогать нам, если мы сами не можем себе помочь.

Это печально хотя бы уже потому, что в день, когда мы получили право проведения чемпионата Европы по футболу, я искренне верил, что к моменту открытия турнира мои сограждане будут пересекать границы континента так же, как это делают поляки или бельгийцы. Что нас перестанут воспринимать как "таких же" и начнут воспринимать как своих. Теперь, когда чемпионат - один из немногих предоставленных нам шансов измениться - завершился, а новых шансов нам никто предоставлять не собирается - я понимаю, что произойдет это очень нескоро.