Виталий Портников: Еще одно общественное

Виталий Портников

Не будем себя обманывать – общественное телевидение возможно только тогда, когда есть сильное, понимающее свою роль в стране общество.

Украинским парламентариям предлагают обсудить концепцию создания Национальной общественной телерадиокомпании Украины. Не сомневаюсь, что в ходе парламентской дискуссии представители правительства объяснят, чем будет отличаться общественное телевидение от государственного и почему новая форма телевизионного вещания прогрессивнее и важнее существующей. Как, впрочем, не сомневаюсь и в том, что никакого общественного телевидения не возникнет. Его просто не может возникнуть в стране, где государство является формой собственности одержавшего победу клана, а оппозиция – сколько бы людей ее не поддерживало – группой маргиналов, единственной задачей которой является имитация демократии и выведение людей на митинги. Собственно, если бы было иначе, наше государственное телевидение уже играло бы роль общественного – и дискуссия могла бы идти исключительно о сумме бюджетных средств, которую государство готово выделять для его существования.

В России – если кто не помнит – государственный 1 канал тоже назывался Общественным телевидением, хотя никакого отношения к общественным потребностям тогда не имел, скорее – к олигархическим. Сейчас, когда стало ясно, что Российское государство уже не может далее маскировать абсолютный отрыв от общественных потребностей, на государственные же деньги и при государственном контроле создали новое общественное телевидение, которое не понятно кто и где может видеть – и начало работы которого тоже было связано с цензурным скандалом, иначе о нем и не вспомнили бы.

Не будем себя обманывать – общественное телевидение возможно только тогда, когда есть сильное, понимающее свою роль в стране общество. Когда это общество, собственно, и является государством. Когда граждане способны создать эффективные инструменты оплаты и контроля. И когда журналисты понимают, что работают для сограждан, а не для хозяина – кем бы этот хозяин не был - государством, олигархом или благотворительным фондом. Потому что у государственных институций – когда их не контролируют, олигарха – когда большой бизнес не контролируют и даже у благотворительного фонда – когда он связан с государством или олигархом – свои интересы. А у граждан – свои и очень разные. И от журналиста, работающего на общественном телевидении, одна задача – нет, не думать, какие там у общества интересы, а просто выражать свои собственные, с государством и олигархом не связанные. Много таких журналистов и менеджеров – много интересов. Есть наблюдательный совет из действительно уважаемых в стране людей – есть дискуссия и взаимопонимание. А модель экономического существования можно выработать.

Но когда никакого общества нет, а государство – сложение олигархических интересов, само название "общественного телевидения" всегда будет камуфляжем для самозванцев. И никакое правительство не сможет его создать – потому что если мы с вами не контролируем правительство, то не сможем проконтролировать и создаваемое им телевидение.