Правозащитники призывают митинговать на Майдане вопреки антизаконному решению суда

Институт "Республика" считает незаконным решение Окружного админсуда Киева о запрете проведения мероприятий на Майдане Независимости с 20 по 31 июля.

Об этом говорится в заявлении Института "Республика", правозащитной организации-участницы Всеукраинской инициативы "За мирный протест!", распространенном в субботу.

Там сказано, что ночью 20 июля судебный исполнитель сообщила участникам и сторонникам Врадеевского протеста против произвола милиции, что 19 июля в 17:20 Окружной админсуд Киева запретил проводить практически любые мероприятия общественным организациям "Рух простих людей" и "Народна антикорупційна армія", а также "... другим, которые реализуют право на мирные собрания, проведение мероприятий и установку малых архитектурных форм в виде палаток, киосков, навесов, в том числе временных и передвижных, а также использование громкоговорителей с 20 по 31 июля 2013 года в городе Киеве на Майдане Независимости и прилегающей территории".

"Однако вопреки автоматическому судебному запрету мирных собраний протестующие, правозащитники и журналисты все равно проводили акцию протеста. Милиция не задержала ни одного участника акции и не сдала ни одного протокола о правонарушении", - отмечают правозащитники.

В Институте "Республика" считают это решение Окружного админсуда Киева № 826/11420/13-a, принятое по представлению КГГА, неправосудным, незаконным и необоснованным, нарушающим конституционное право граждан на свободу мирных собраний.

Поэтому упомянутое решение необходимо обжаловать в Киевском административном апелляционном суде, считают в организации. А пока будет длиться судебная волокита, правозащитники советуют протестующим не бояться выходить на протесты вопреки таким "автоматическим судебным запретам мирных собраний, когда суды неправосудно запрещают проводить собрание абсолютно всем на определенной территории в определенное время".

Институт "Республика" отмечает, что Окружной административный суд Киева установил ограничения свободы мирных собраний путем запрета не только относительно ответчиков по делу, но и в отношении неопределенного перечня субъектов.

Апеллянты не были должным образом проинформированы ни об открытии производства, ни о назначении судебного заседания. Таким образом апеллянты были лишены прав, гарантированных ст. ст. 10, 11, 16, 49, 51 Кодекса административного судопроизводства Украины (КАС).Апеллянты были лишены возможности присутствовать на судебном процессе, по результатам которого они ограничены в праве на свободу мирных собраний. Таким образом, был нарушен принцип состязательности сторон и конституционное право равенства участников судебного процесса перед законом (ст.129 Конституции Украины). Окружной административный суд Киева нарушил право апеллянтов на справедливый суд, гарантированное ч. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Институт "Республика" также считает разгон акции протеста работниками киевской милиции вечером 18 июля незаконным, а препятствование установлению палаток участниками протестов со стороны милиции превышением собственных полномочий.

В заявлении по событиям 18 июля правозащитники утверждают, что разгонять мирные собрания милиция в Украине не имеет никакого законного права. Согласно Закону "О милиции", милиция должна реагировать только на уголовные или административные правонарушения на собраниях. Однако установление палаток с целью проведения мирных собраний не является правонарушением.

"Ограничить право на мирное собрание может только суд. Выполнение требований городской и районной коммунальных служб, которые препятствуют реализации людьми своих прав и свобод, является превышением служебных полномочий и незаконным выполнением преступных приказов работниками милиции", - утверждают в Институте "Республика".

Там считают, что такие действия милицейского спецподразделения "Беркут" должны быть квалифицированы по ст.340 ("незаконное препятствование организации или проведению собраний, митингов, шествий и демонстраций"), 365 ("превышение власти или служебных полномочий") и ст. 41 Уголовного кодекса Украины ("выполнение явно преступного приказа или распоряжения").