Кремль создает три серьезные группировки, способные нанести стремительный удар в направлении Киева, - российский военный эксперт

Нынешнее российское военное планирование и строительство подчинено главному и фундаментальному сегодня для Москвы вопросу в области безопасности – украинскому. Утратив с 2014 г. практически все значимые рычаги влияния на Украину, кроме силовых, российское руководство вынуждено сделать ставку именно на них.

Об этом в статье для газеты "Ведомости" написал директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов.

На границе с Украиной (где еще три года назад вовсе не было войск) российской стороной создаются три серьезные группировки, способные в случае необходимости на севере нанести стремительный удар в направлении Киева (до которого от российской границы через Чернигов 270 км), а южнее – создать две мощные «клешни» для охвата и стратегического окружения основной группировки украинской армии на Левобережье Украины, и без того скованной на линии фронта с самопровозглашенными республиками в Донбассе. У Украины попросту отсутствуют (и в обозримом будущем не могут быть созданы в силу ресурсных ограничений) военные силы, способные парировать удар этих группировок и в целом противостоять возможной крупномасштабной «глубокой» операции российской стороны.

Жертв на востоке Украины значительно больше - "Международная кризисная группа"

И это при том, что у России имеются еще значительные резервы в Южном военном округе (в виде двух армий – 49-й и 58-й) и в Центральном и Восточном военном округах (в которых, по имеющимся данным, планируется сформировать еще три дивизии). Активно идет и перевооружение ВВС, ПВО и армейской авиации в регионах «южнее Москвы».

Таким образом, нынешнее российское военное планирование и строительство идет в своей магистральной линии совершенно без всякой связи с «угрозой со стороны НАТО» или «угрозой для НАТО» и в основном подчинено главному и фундаментальному сегодня для Москвы вопросу в области безопасности – украинскому. Утратив с 2014 г. практически все значимые рычаги влияния на Украину, кроме силовых, российское руководство вынуждено сделать ставку именно на них. Создание мощной группировки на украинском направлении позволит Кремлю расширить спектр силовых возможностей реагирования на украинскую ситуацию.

Турчинов: СНБО может рассмотреть вопрос о введении военного положения

В этих условиях отношения России и НАТО окончательно превращаются в театр абсурда и «диалог глухих», обе стороны как бы едут по параллельным рельсам. С одной стороны, Москва в принципе не воспринимает формальные озабоченности НАТО, полагая полной нелепостью сам вопрос о возможном русском вторжении в Прибалтику (не говоря уже о Польше или Швеции), при полном отсутствии у России и мотивов, и сил в регионе для таких действий. С другой стороны, очевидно, что усиление натовских войск в Прибалтике преследует не столько «оборонительные» цели, сколько имеет задачу оказать давление на Россию в том числе и в украинском вопросе, но при этом НАТО усиленно делает вид, что речь идет только о Балтийском регионе.