Геннадий Москаль: Власть в Украине принадлежит «семье» и «смотрящим».

Генерал-лейтенант милицииутверждает, что органы государственной власти — лишь ширма, важные решения принимают не чиновники. Власть в государстве принадлежит «семье» и институту «смотрящих».

Последнее время в употреблении украинских политиков закрепилось таинственное понятие «институт смотрящих». Уголовный оттенок которого иногда пугает даже опытных оппозиционеров. Как утверждается, нынешняя правящая группа параллельно с назначением официальных должностных лиц планомерно расставляет и собственных надзирателей, большинство из которых являются или близкими друзьями президента и его окружения, или же имеют с ним тесные бизнес-отношения.
Примечательно, что сами представители власти не спешат опровергать существование «института смотрящих». Как отметил как-то по этому поводу народный депутат Вадим Колесниченко, в Партии регионов в этом направлении нет никакой стратегии борьбы. Что же это за новое таинственное явление в Украине — «смотрящие»? Об этом «Експрес» беседовал с народным депутатом, генерал-лейтенантом милиции Геннадием Москалем.

— Можно ли считать неформальных кураторiв параллельной властью в Украине?

— Конечно. Провластный клан назначает своих людей, как в столице, так i в регионах, которые должны выполнять роль такого себе неусыпного ока. Эти люди назначаются не только для того, чтобы присматривать за регионом, но и для контроля над определенными сферами — начиная от деятельности министерств и заканчивая коммерческими вопросами. Без благословения этих людей органы государственной и местной власти — вплоть до поселковых советов, не могут принять ни одного серьезного решения, и потому как носители власти являются в данной ситуации абсолютно никчемными. Все решает «смотрящий»: кому и сколько заплатить, кого купить, какая компания должна выиграть тендер, кто будет начальником милиции и тому подобное. Без его ведома никто не получит ни куска земли, ни коммунальной недвижимости.

— По каким критериям подбирают «смотрящих»?

— Прежде всего по степени личной преданности группе, приближенной к Президенту. То есть, находят нужного человека, который ранее занимался какой-либо сферой деятельности, и ставят его главным над нею. Например, если это касается контрабанды, то назначают компетентного в этой сфере человека с уголовным прошлым. Кстати, после прошлых парламентских выборов на местах образовалась настоящая очередь людей, готовых взять на себя «бремя» ответственности куратора.
Я знаю случаи, когда эту «должность» в некоторых областях покупали за большие деньги. Надзиратели — люди малозаметные, но все знают об их существовании. Такой человек может работать советником губернатора или мэра, депутатом областного совета, председателем общественной организации, возглавлять некий фонд или просто быть безработным. Впрочем, все заинтересованные знают, что именно этот человек, даже находясь на скромной должности, является самым влиятельным в области.

— Местная власть с этим мирится?

— Обязана. Ибо если не мирится — тот уже не власть. Губернатор, мэр, прокурор, начальник милиции, судьи верхнего эшелона — всех их созывают на своеобразное представление нового «смотрящего». Представляет его, как правило, кто-то очень приближенный к сердцевине правящей группы. Все же должны знать, чьи приказы нужно выполнять.

На этих представлениях новоиспеченный «папик» сразу же оглашает стратегические интересы своих боссов и предупреждает о том, что будет с теми, кто эти интересы не будет блюсти. Кроме того, несколько раз в месяц эта своеобразная масонская ложа собирается где-то за городом, чтобы услышать пожелания «папика» и определить пути их реализации. Это я говорю об уровне области.
Всего таких «смотрящих» в Украине есть несколько тысяч. Это очень эффективный мафиозный метод контролировать целую страну как по вертикали, так и по горизонтали. Ведь местные чиновники могут «крысятничать», т.е. что-то воровать для себя и не делиться награбленным с верхами. А под бдительным оком соглядатаев они вынуждены соблюдать субординацию.

— А выполняют роль «смотрящих» губернаторы, ведь они являются представителями президента в областях?

— Нет, губернаторы лишь выполняют их указания. Ведь председатель облгосадминистрации — это представитель официальной власти, и, как лицо публичное, должен выглядеть относительно чистым. А «папик» — представитель власти теневой, т.е. подлинной, потому что представляет интересы «Семьи». Донецкие уже научились не смешивать эти понятия хотя бы для отвода глаз.

— Какая «зарплата» у таких надзирателей?

— Главная задача для надзирателя — не получать зарплату, а наоборот, обеспечить передачу чемодана с деньгами в Киев. Из этих сумм он имеет в среднем пять процентов. Это взятки за приватизацию объектов государственной собственности, перевозку контрабанды, назначения на высокие чиновничьи должности, выделение земель, фиктивные победы на тендерах, неофициальные заработки гаишников т.д..
Меньше нескольких миллионов в месяц ни одна область в столичный «общак» не возит, поэтому можете вычислить приблизительную «зарплату» этих людей. То есть, все они находятся на «хозрасчете», а их благосостояние напрямую зависит от благосостояния их руководителей. Кто не справляется и не сдает план — того тут же меняет на другого.

— Кто, в основном, обращается к «смотрящим»?

— Все, кто имеет какие-то проблемы и не желает их решать законным способом. Это могут быть и большие фирмы, и отдельные граждане. Все происходит, как в романе «Крестный отец»: пришел, поклонился, озвучил вопрос и пошел. Через неделю просителю звонят и называют цену вопроса. Если тот соглашается, то «смотрящий» включает свой механизм, и проблема решается мгновенно.

— Есть ли среди «смотрящих» уголовные авторитеты?

— Да, и немало. Например, в Киеве «надзирает» вор в законе «Антимос», а помогает ему еще один уголовный авторитет — «Вася Ушатый». В Запорожье — «Меган», которому принадлежат почти все развлекательные заведения города и рынок металла. В Донецке — «Гиви», который в 90-е начинал свою карьеру с игры в наперстки, а впоследствии стал главой организованной банды и правой рукой одного из народных депутатов.

 

Юрий Грицык, опубликовано в издании Expres.ua

Перевод: «Аргумент»