Бесстыдство

Владимир Громов

Мое поколение никогда ни за что не отвечало. Советский Союз многие из нас не помнят. Он остался смутной картинкой детства. Мы уже выросли в другое время, которое таило много соблазнов, но было не так уж богато возможностями. Мы работали, но мало кто из нас смог сделать что-то серьезное, выдающееся. У нас были трудности, но не было идеалов. У многих сложились взгляды, но мало у кого сформировались убеждения. Но самым поразительным оказалось то, что у большинства из нас не оказалось чувства стыда. Человек, которому сейчас тридцать-сорок лет в меру циничен, спокоен и, в общем, считает себя лучше всех на свете, умнее, нравственнее, порядочнее. Никаких поводов так считать у него нет, но и нет никаких поводов думать иначе. В том, что сейчас происходит, многим из нас кажется какой-то забавной игрой с крупными ставками. Мы не знали голода, безработицы, насилия, войн. Все это нам представлялось лишь сценами из фильмов. Вот и сегодня мое поколение смотрит очередной фильм про Майдан, Крым и западные санкции, про некрофилические торжества на Красной площади и русские танки у границ Украины. Мы смутно ощущаем тревогу. Но никто не верит, что все это может как-то коснуться каждого и стать частью реальности.

Бесстыдство моего поколения – это его трагедия. Трагедия, потому что за все эти картинки придется отвечать. А пока к этому никто не готов. Меня поразили веселые и невозмутимые комментарии по поводу Крыма, которые можно увидеть в интернете, расспросы о том, где там можно будет отдохнуть и провести время. Никто еще как будто не догадывается о том, как там порушена жизнь людей и как сложно там будет дальше. Я не представляю, о чем думают молодые люди, которые стоят в Москве с плакатиками «Танки на Киев». Но я понимаю, что чувства стыда им точно не знакомо, ведь им никогда не приходилось платить за свои слова и свои взгляды.

Наши родители оказались в еще более трагичном положении. Сначала они с легкостью ушли из Советского Союза, который им не нравился, стали зарабатывать, насыщаться, а потом обнаружили, что в их жизни нет стержня, идеи. Он остался в советском прошлом, по которому они теперь тоскуют. И Путин именно из этого поколения. Именно родительское поколение сейчас выстроило эту нелепую и пустую страну, в которой единственной ценностью остались деньги. Но родителям в меньшей мере придется столкнуться с тем, что будет потом. Возможно, они передадут нам часть своего опыта и знаний. Но мало кто из них сможет передать идеалы и представления о мире, напрочь стертые и разрушенные. А нам придется строить все заново и будет непросто. Но прежде чем это случится, надо будет ответить за то бесстыдство, в котором мы выросли и которое сделали нормой своего поведения. Отвечать придется за каждое циничное слово, за каждый рубль, который зарабатывался с такой легкостью в тучные нефтяные годы, за каждую историческую и духовную ценность, попранную в нынешней России.

Я верю, что мы справимся. Я вообще верю в хорошее и никогда в этой вере не обманывался. Но при этом мне кажется очень важным, чтобы мы все уже сейчас начали понимать – время бесстыдства прошло. Следует иначе относиться к любому своему слову и поступку. Если не быть к этому готовым, потом будет сложнее.