Кто скрывает от зрителя подлинную политическую систему страны

Виталий Портников

Уход группы оппозиционных депутатов из студии политического шоу «Шустер live» стал темой для многочисленных дискуссий как среди гостей студии, так и среди зрителей.

Кто-то уверен, что депутаты-оппозиционеры не должны оставлять эфир власти, кто-то, напротив, считает, что участие в манипулятивных программах только подрывает престиж оппозиции. Но сам факт оживленной общественной дискуссии на эту тему только доказывает отсутствие политического процесса как такового.

Программа «Свобода слова» пришла к нам из России, но в эфире телеканала НТВ она появилась как раз тогда, когда с политической жизнью и независимым телевидением в этой стране было покончено, но власть еще нуждалась в декорации прений. Возникает вопрос: а что же в годы самых яростных дебатов в российской политической жизни такой программы не было? А потому, что вместо нее была самая настоящая политика: митинги, дискуссии в парламенте и даже его расстрел! В такой ситуации не до имитаций. Зато на Центральном телевидении выходила программа Киры Прошутинской «Пресс-клуб», в которой журналисты, общественные деятели и политики высказывали нередко самые острые и нелицеприятные мнения. Программа «Политклуб», которую я веду на ТВі, напоминает мне ту знаменитую программу только одним: кулуарами. Если бы вы попали на «Пресс-клуб» Киры Прошутинской или на «Политклуб» во время рекламы, вы увидели бы, что дискуссия продолжается практически в той же тональности, в какой она завершилась на момент прерывания программы, а иногда даже острее. А вот рекламные паузы в политических шоу — это что-то совсем другое: изобличавшие друг друга политики могут мгновенно оказаться лучшими друзьями и обсуждать совсем другие, куда более важные темы. Это неудивительно: в такие эфиры почти никто — за исключением разве что некоторых экспертов — не ходит по своей воле. Партийные штабы направляют соответствующих спикеров, которые заучивают будущий сценарий своих заявлений чуть ли не наизусть. Смысл этого сценария прост: скрыть от зрителя подлинную политическую систему страны, систему клановых договоренностей. Оппозиция в последнее время — во всяком случае, многие ее представители — начинают из этой системы выпадать. Именно поэтому коллективный уход из эфира и стал возможен.

Проще всего обвинить в такой подмене понятий Администрацию президента и ее политтехнологов. Можно еще пройтись по ведущим. Но меня, честно говоря, интересуют зрители — да-да, зрители. Ведь зрители точно знают, где они живут. И не могут не понимать, что арена телевизионного шоу — это место, где не может торжествовать популизм. Политика делается в кабинетах, в парламентском зале, на митингах, а не на манеже. Но, может быть, зрителю и не нужна политика? Может быть, он просто хочет увидеть торжество «своей» команды над «чужаками», как на футболе, а что они там говорят и, тем более, что делают после этих разговоров, — дело десятое.

Вынужден произнести печальную истину. То, как закончится тот или иной футбольный матч, имеет значение только для самих команд и еще для букмекеров. «Шахтер» или «Динамо», сборная Украины или сборная Италии — от этого реальность повседневной жизни не изменится ни на йоту. Футбол — всего лишь игра, всплеск сиюминутных эмоций. А политика — это жизнь. От того, какая команда будет у руля страны, в конечном счете зависит будущее каждого гражданина, его детей и внуков. Их права, их возможности, их здоровье, их образование, их интеграция в мир — все это так или иначе связано с эффективностью государства. Само участие в политической жизни посредством просмотра шоу говорит как раз об аполитичности общества, о непонимании фундаментальных основ функционирования процессов развития страны. Власть должна не посылать на шоу штатных пропагандистов, а отчитываться перед избирателем, как это происходит во всем цивилизованном мире чуть ли не еженедельно. Оппозиция должна спорить с властью не в студии телеканала, а на многотысячном митинге своих сторонников, только тогда она оппозиция. А гражданин должен быть не зрителем, а участником событий, который понимает: в жизни, как в футболе, не будет. В обществе телезрителей проигрывают все.