Заявления Путина о новых ядерных ракетах - это «много шума из ничего», - Стивен Пайфер

Комментарий министра обороны США Эштона Картера о нежелании возврата к временам «холодной войны» является прямым сигналом России, что США и НАТО не собираются втягиваться с ней в новую гонку ядерных вооружений, считают эксперты.

На прошлой неделе Владимир Путин объявил, что на вооружение российской армии в этом году поступит более 40 новых межконтинентальных баллистических ракет, вроде способных преодолевать самые системы обороны. Картер назвал слова российского президента безответственной риторикой, к которой лидеры ядерных стран не имеют права прибегать.

Бывший посол США в Украине, эксперт по вопросам ядерного вооружения Стивен Пайфер заявил «Голосу Америки», что заявления Путина по поводу новых ракет - это много шума из ничего. Но то, что российский президент так часто напоминает о своем ядерном арсенале - должно насторожить весь мир.

Для Соединенных Штатов заявление президента России не стала новостью, - говорит Пайфер. Речь идет о воплощении программы, которую Россия запустила еще несколько лет назад, чтобы вывести свои старые ракеты по эксплуатации и заменить их на новые. До 2005 года на это просто не было денег - на модернизацию российской армии не хватало бюджета. Сейчас Россия пытается наверстать упущенное, объясняет бывший посол. "Мне кажется, некоторые переоценили эти заявления. Если вернуться в 2012 год, когда Путин вновь стал президентом, он подписал программу, которая предусматривала построение 400 стратегических ракет в течение следующих 10 лет. Поэтому фактически во вторник он объявил о построении 40 ракет в 2015 году в рамках уже анонсированной программы. На самом деле в декабре он говорил, что Россия планирует построить 50 ракет в этом году, так что здесь некоторое несоответствие », - говорит экс-посол США.

Большей проблемой Стивен Пайфер считает усиление ядерной риторики России.  

«Я считаю такую ​​риторику достаточно тревожной. Зачем постоянно напоминать о ядерном арсенале? Все прекрасно понимают, что у России большой ядерный арсенал. Никто не подвергает это сомнению. В изданном в марте документальном фильме Путин сказал, что был готов привести в состояние готовности ядерное вооружение России во время оккупации Крыма. Что это было? Украинские войска в Крыму не боролись с российкими силами. Украина отказалась от своего ядерного оружия более 20 лет назад. И отчасти именно потому, что Россия пообещала уважать суверенитет Украины и ее территориальную целостность. НАТО отреагировало на события в Крыму всего за несколько недель. Уже после того, как Россия аннексировала Крым », - отмечает Стивен Пайфер.

Путин теряет веру в победу, Западу нужно просто ждать - The New York Times

Таким громким заявлениям Путина может быть несколько объяснений, - говорит эксперт, - от невинных до совершенно агрессивных:

«Может он хочет напомнить миру, что Россия имеет большой запас ядерного оружия, так как именно это единственный фактор, который определяет Россию как суперсилу? Россия скорее всего до сих пор страдает комплексом военной неполноценности по отношению к НАТО и Китаю, если речь идет об обычном оружии. Поэтому возможно он хочет всем напомнить, что в России есть ядерное оружие в качестве компенсации отставания в части обычного вооружения. Возможно, он хочет, чтобы мир думал, что он способен применить свое ядерное оружие, чтобы запугать Запад, чтобы заставить его нервничать, чтобы они не угрожали России. Путин рассматривает ядерное оружие не как инструмент сдерживания, как это делает западный мир. Путин видит в нем инструмент давления».

Пайфер предупреждает, что Запад не должен поддаваться на угрозы Путина:

«Запад не должен позволить себя шантажировать. Если Запад позволит запугать себя такими заявлениями о ядерной угрозе, это приведет к усилению подобной риторики. Запад должен дать понять, что будет защищать свои интересы и не позволит себя запугать подобной войной слов, к которой прибегает Путин», - заявил бывший посол США в Украине.

В свою очередь, в случае необходимости, Запад должен прибегать к конкретным действиям, а не к словесным баталиям, - заключает Стивен Пайфер.