То, что говорит Глазьев, думает Путин.

В Киеве мало кто верит, что Украина – не пуп земли не только для Вашингтона или Берлина, но и для Москвы и что вопрос "укрощения строптивой" для Путина отнюдь не первостепенный

Украинские политики и журналисты все еще не могут изжить провинциальности времен второй союзной республики, даже те из них, кто никогда не жил в Советском Союзе, благополучно наследуют родительский комплекс неполноценности

Когда под заголовками "В Кремле считают" или "В Кремле угрожают" в украинских СМИ появляются заявления Сергея Глазьева, я сразу же вспоминаю, как еще несколько лет назад примерно под такими же заголовками появлялись интервью и комментарии другого не менее влиятельного российского политика – Константина Затулина. Никто не верил, что Затулин бывает в Кремле реже не то что Виктора Януковича – Виктора Ющенко, что его авторитет среди людей, действительно принимающих решения в российской политике, равен нулю, что он держится на плаву во многом благодаря украинской теме.

Украинские политики и журналисты все еще не могут изжить провинциальности времен второй союзной республики, даже те из них, кто никогда не жил в Советском Союзе, благополучно наследуют родительский комплекс неполноценности. В Киеве мало кто верит, что Украина – не пуп земли не только для Вашингтона или Берлина, но и для Москвы и что вопрос "укрощения строптивой" для Путина отнюдь не первостепенной. Для украинского политикума крайне важно, чтобы о стране говорили, пусть даже и не в самых теплых выражениях, но говорили. Хотя бы Затулин. Хотя бы Глазьев.

Читайте також: Глазьєв продовжує лякати Україну російськими санкціями

Теперь, когда Затулин перестал быть депутатом Государственной Думы и о нем вспоминают – не в Москве, в Киеве – когда ему позвонить очередной студент взять компетентный комментарий или когда очередной шоумен пригласит его на свою постановочную программу, место главного специалиста по Украине начинает занимать Глазьев. Доказывать, что Глазьев – практически никто – не имеет никакого смысла. Украинские эксперты свято верят в силу московских должностей. Пускай они знают, что советники украинского президента мало что решают в этой жизни, но на советников президента России это знание не распространяется. Глазьев – это голова. То, что он говорит, то и думают в Кремле. Этого и хотят. То, что речь идет о человеке, который делал политическую карьеру в маргинальной полуоппозиционной нише, в этой ипостаси не преуспел и получает бессмысленные должности просто потому, что его свирепая убежденность в ренессансе империи нравится «самому», не имеет никого значения. То, что говорит Глазьев, думает Путин. И точка.

Я даже не буду с этим спорить. Вполне возможно, что взгляды Глазьева – это взгляды Путина. Но и это неважно, потому что поступками Путина управляют не взгляды. Поступками Путина управляет интерес. А вот поступками Глазьева действительно управляют взгляды, потому что у него нет никакого серьезного интереса. Именно поэтому он никто и к его словам не нужно прислушиваться. Но ведь будут же!

Появился даже слушок, что Глазьев станет новым послом России в Украине. Это было бы замечательно, потому что проиллюстрировало бы полную деградацию российских возможностей в нашей стране. Ну в самом деле! Юрий Дубинин был одним из самых опытных советских дипломатов, бывшим послом в Соединенных Штатах, человеком настолько искушенным и точным в организации процесса, что воспринимал Украину как отдых перед пенсией. Виктор Черномырдин был без пяти минут царем, не занявшим престол только из-за ельцинского самодурства и маргинализации семейства первого президента России. С российской точки зрения это была фигура более чем значительная, для которой посольство в Украине выглядело красивой ссылкой. Михаил Зурабов – опытнейший царедворец с огромными связями, точно понимающий, как устроена политическая и предпринимательская жизнь здесь и там. Если приедет Глазьев со своими взглядами, российское посольство окончится, превратится в штаб бессмысленной пропаганды. Это будет фестиваль бесконечного веселья.Но боюсь, что такого удовольствия нам все же не устроят.

Виталий Портников, Ipress.ua