Эхо Москвы: Код доступа с Юлией Латыниной.

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире – Юлия Латынина, программа «Код доступа» как всегда в это время по субботам. У меня куча вопросов о Пехтине. Я считаю, что это, конечно, первая существенная победа Навального. Но сначала духоподъемные новости. Юрий Мильнер, западный и российский инвестор, выпускник Физфака МГУ, он основал Mail.ru, он, собственно, живет сейчас в Калифорнии едва ли не больше, чем в России, он – акционер практически всех интернет-компаний стоимостью свыше миллиарда долларов. Так вот в прошлом году Юрий Мильнер учредил премию за достижения в области фундаментальной физики (я о нем говорила), он раздал по 3 миллиона долларов 9-ти выдающимся физикам. И, вот, в этом году он учредил новую премию, уже за достижения в медицине. Тоже по 3 миллиона долларов 5-ти ученым каждый год. В этом году для начала 11-ти, причем, на этот раз Мильнер не один – соучредителями этого фонда стали Сергей Брин и Марк Цукерберг, а также Apple, Арт Левинсон.

Абсолютно духоподъемная новость, потому что, во-первых, ваша покорная слуга уже говорила о том, как выглядят списки трат американских и российских миллиардеров. Ну, напомню, что выглядело это приблизительно так. Джон Рокфеллер основал University of Chicago, Билл Гейтс основан крупнейший в мире частный благотворительный фонд, эндаумент 36 миллиардов долларов. Уоррен Баффетт завещал 83% своего состояния этому фонду. А российская часть списка выглядит: Абрамович купил футбольный клуб «Челси», Усманов купил футбольный клуб «Арсенал», Прохоров купил баскетбольный клуб «Нью Джерси» и так далее. Не хочу обижать Дмитрия Зимина, чей фонд «Династия», действительно, делает очень много. Тем более Ходорковского, которого как раз за это и посадили. Ну, выглядит, в принципе, общая статистика выглядит неприлично, отражает, на мой взгляд, тенденцию, которая идет с самого верха, потому что если Путин собирал миллиардеров и сказал «Жертвуйте-ка не на футбол, а на университеты», то не знаю, вышел ли бы из этого толк, но жертвовали бы на университеты, а не на футбол. Ну вот велят вкладываться сверху в Олимпиаду, и это такой сигнал, что вкладываться надо в дебилизацию населения.

И хотя эта премия не российская, скорее американская, но, все-таки, это Юрий Мильнер всех остальных уговорил. Надежда у меня есть, что кто-нибудь из российских олигархов захочет подражать Мильнеру, а не Абрамовичу.

Ну вот вторая часть новости, которая менее очевидна, чем противопоставление их университетов и нашего футбола, она заключается в том, что, конечно, в Америке необыкновенно развита благотворительность, что это основа общественной ткани Америки, вот этой жирной почвы, на которой, собственно, и произрастает субстрат свободы и демократии. И кое-какие вещи из этой благотворительности, ну, прекрасно решены. Ну, например, при том, что образование частное или в значительной степени частное, то любой сколько-нибудь талантливый ребенок из любого общественного слоя Америки точно найдет стипендию в университете.

Ну, благотворительность – это, все-таки, не всегда бескорыстно, потому что если ты даешь, скажем деньги школе, которая расположена в избирательном округе бизнесмена, который, избравшись, поддержит проект, который тебе нужен... Ну, опять же, это не взятка, конгрессмен взятки не получил, избиратель получил школу, там, свинина есть... Законопроект тоже, может быть, для общества не бесполезный. Но, все-таки, чаще всего жертвуют тем, кто у нас профессионалы в получении денег, это такая фарисейская леволиберальная тусовка, опутавшая весь западный мир плотной паутиной, обсевшая университеты, фонды... Вот, жертвует на глобальное потепление, на голод в Африке, на права человека, биотехнологии, солнечную энергию, несчастных беженцев.

А, понимаете, с голодом в Африке – это такое дело. Голод в Африке не пройдет, пока там не придут к власти вменяемые правительства. А халявные деньги, большую часть которых можно украсть, а меньшую часть раздать народу, как раз вменяемости правительства не способствует.

Вот эта тусовка не обладает единым руководящим центром, она устроена по принципу роя: каждый член роя делает то же, что сосед. То есть она освоит любые деньги, она сожрет любого, кто усомнится там в глобальном потеплении или в любой другой пришедшей на смену коммунизму форме борьбы с индустриалистами, угнетателями и загрязнителями.

И главная как раз ее черта – это такое стремление к уравниванию. Благотворительная программа по обучению даунов математике? Ура! Но если вам скажут, что надо поощрять талант, ну, вот это не демократично – лучше учить дауна математике.

И вот обе премии Юрия Мильнера устроены потрясающе простым образом. Вот, что самое прекрасное в человеке? Что оправдывает его существование? Это то, что он может познавать мир. Наука – это то, что оправдывает существование человечества. И Миллер учреждает премию за достижения в области теоретической физики, что не менее важно продления жизни человека, и Мильнер учреждает премию за достижения в этой области.

И, вот, все-таки, поразительно, что при всех миллиардах, которые Америка тратит на благотворительность... Это кто вообще последний жертвовал деньги в эту область? Нобель? Филдс? А почему? Ответ очень прост: эти деньги, эта премия – она вызывающе подчеркнуто не эгалитарна. Это деньги, которые одни успешные, возвышающиеся в своей области индивиды, дают другим успешным и возвышающимся в своей области индивидам, дают без всякой корыстной мысли, потому что понятно, что КПД от теоретического физика и нейробиолога, социальный КПД, ну, он там гораздо ниже, чем у какого-нибудь неутомимого борца с глобальным потеплением, который пролез во все комитеты и знает всех. А теоретический физик – он бесполезен, его интересует теоретическая физика, а не то, как помочь дарителю.

И я вовсе не хочу сказать, что помощь несчастным – плохо. Но вот я хочу поразмыслить над странной вещью. Мир достиг больших высот в помощи несчастным, угнетенным, инвалидам, больным детям, о, там, откровенном фуфле типа страдающих узников Гуантанамо я не говорю. Но вот 2 такие самые очевидные и вызывающе не эгалитарнрые вещи как наградить достижения в познании продления жизни, получается, что после Нобеля и Филдса додумался один Юрий Мильнер.

И, конечно, совершенно не случайно, что рядом с ним сейчас стоят представители совершенно нового типа компаний – интернет-гигантов, которые не зависят от истеблишмента, такое современное воплощение свободы и рынка.

+7 985 970-45-45. И сдача мандата Пехтиным – первая крупная победа Навального над партией жуликов и воров. Вообще в проклятом Пиндостане, который, как известно, тоже в нем нет никакой демократии, тоже там нарушают на выборах. Вот, уход конгрессмена в случае скандала – это обычная история, но для путинской России это такая же диковина как летающий крокодил.

Вот это противоречит многолетним привычкам Путина. Потому что главный принцип был «Своих не сдавать». Еще можно было схарчить своего при дележке пирога, но уж в случае публичного скандала – ни в коем случае. И, собственно, та же самая история с Магнитским с этого и началась. Защищали, ведь, не тех, кто украл из бюджета 700 миллионов долларов. Защищали принцип «На давление не поддаюсь. Мы не прогибаемся». И теперь на наших глазах этот принцип сменяется другим «Вас выгораживать – рейтинг падает». Вслед за Пехтиным ушли еще двое. Принят закон о запрете депутатам иметь счета за рубежом. Как? А зачем же тогда быть депутатом российским?

Вообще, в сущности что произошло? Ну, был единоросс Пехтин, недвижимость в Майами, недвижимость не задекларирована, часть оформлена на сына, который, кстати, тоже работал в Госдуме. А причем обратите внимание на биографию этого человека, в которой «Единая Россия» не находила, видимо, ничего странного. С 1997 года он у нас не коммерсант. До этого он был главой Колымаэнерго. В Колымаэнерго зарплату не платили, вернее, платили пехтинками, то есть это такими специальными купончиками, на которые в магазине компании по завышенной цене можно было купить продукты. Про это Немцов у нас тут рассказывал на «Эхе», как в то самое время, когда в компании не платили зарплату, Пехтин возил жену с собачкой на самолете в Америку. А потом было уголовное дело по приватизации Колымаэнерго. Потом была история в 2001 году, когда РАО ЕЭС России приказало выплатить тем, кто взял акции Колымаэнерго... Или вернуть эти акции, или выплатить миллиард 400 миллионов.

То есть вот такая, ну, замечательная биография члена «Единой России», образцовая, можно сказать. Ну, чем, собственно, отличается случай Пехтина с этической точки зрения от случая депутата Железняка, который у нас тоже борется с проклятой заграницей, а дочки у него учатся там же?

И первоначально-то реакция Пехтина не отличалась. И более того, признаков того, что Пехтин сдаст мандат, не имелось. Более того, Пехтин продолжает все то же самое говорить: «Необоснованные обвинения. Спорные документы». Ну так если его оклеветали, зачем же прогибаться перед клеветой?

Поэтому для меня очевидно, что решение Пехтина об уходе – не его решение, что это решение могло быть только одного человека. И что это решение принимал тот же человек, который принимал решение о запрете на усыновление российских детей в США. Вот, что там у Владимира Владимировича в голове при этом творилось, я не знаю. Потому что когда политика в стране зависит от психологии одного человека, то описать то, что творится у него в голове... Да? Там, «вы тут воруете, а у меня рейтинг падает», да? А, может быть, действительно, было подумано «А вот у него недвижимость в США. А вдруг он, действительно, агент Америки?» Да? Вот, описать то, что там внутри происходит, невозможно. Можно описать результаты.

Результаты таковы, что решение плохое. И это плохое решение – закономерное следствие предыдущих плохих решений. Потому что отставка Пехтина – это следствие антиамериканской истерики, развязанной с самого верха.

Ну, полгода назад случилась бы эта история, и что бы нам сказали? «Недвижимость в Майами? Ну и что». Сама по себе недвижимость за границей – в ней нет ничего плохого. Вот, Андрей Мальгин, блогер живет за границей, это ему никто не предъявляет. Но после того, как те самые люди, которые рассказывали нам, как страшно жить в Америке, как там убивают российских детей, как там готовят из них пушечное мясо для войны с Россией, как там нарушаются принципы демократии, свободы и всего остального, вот тут когда оказывается, что они живут в Америке, это нехорошо.

Режим приняло плохое решение, все остальные решения тоже были плохие. Уволить Пехтина – проиграть оппозиции, оставить Пехтина – потерять рейтинг.

Причем, знаете, что самое смешное во всей этой истории? Что достаточно было посадить фигурантов списка Магнитского, никакого Пехтина бы не было. Вот, возникает вопрос. Вся история, напоминаю, началась с того, что самозабвенно, закусив губу с пеной у рта, отстаивали право нескольких десятков негодяев воровать из казны. Обрекли ради этого на смерть десятки тысяч российских сирот. И получается, что через 2 шахматных хода при аналогичных обстоятельствах пришлось сдать Пехтина Навальному.

Конечно, можно позубоскалить на тему того, что то, что делал Пехтин в Колымаэнерго для «Единой России» вопросом не было. А то, что у него, оказывается, недвижимость за границей, вот это вопросом стало.

Ну уж какие есть, на таких и едем. Режим принял плохое решение, другие решения были еще хуже. Это решение плохое было прямым следствием ранее принятых режимом плохих решений. И по этому поводу очень хорошо сказал Солон 2,5 тысячи лет назад: «Тирания – прекрасное местечко, только выхода из него нет».

+7 985 970-45-45. Еще у меня замечательный вопрос о моей тезке Юлии, Юлии из города Гдова, которая ненадолго стала телезвездой и рассказывала на телеканале «Россия» о том, как она хочет побороться за своих детей и как она не знает, почему их у нее отняли. И как потом оказалось, что Юля пьет и гуляет с 13 лет.

Я вообще напомню, как вообще начиналась эта история. Я напомню, что история про мальчика, очередного мальчика, который погиб в Америке... Там, видимо, существовал социальный заказ на эти истории, и, вот, 30 января у нас новостные ленты облетело известие о том, что Следственный комитет при прокуратуре расследует дело об изнасиловании американцем Шедоном Трейлором его приемного сына Калеба Максима Трейлора. Вот, легко было установить с помощью Google, что Шедон Трейлор был осужден на год условно уже в 2012 году за физическое, не сексуальное насилие по отношению к приемному сыну. При этом пресс-служба Следственного комитета сообщила, что, во-первых, никаких контактов с американской стороной у нее нет. А во-вторых, что обвинение в сексуальном насилии Шедону Трейлору не предъявлялось. То есть возникал вопрос: «А если у вас нет никаких контактов, если это обвинение не предъявлялось американцами, то откуда вы взяли про сексуальное насилие? Из пальца?»

Вот, после этого какие-то новости о супругах Трейлор исчезли. Новость-то, собственно, тем и отличается, что она как живой организм – рождается, живет, потом угасает. Вот, если заявили, а дальше ножом отрезало, это не новость, это было что-то другое.

Ну вот я не знаю, что там не сложилось у Следственного комитета с насильниками Трейлорами. Но, как я уже сказала, заказ сверху на истории о кровавых американцах, которые только и делают, что убивают и насилуют русских детей, никто не отменял. И, вот, 18 февраля с плохо скрываемым, на мой взгляд, ликованием наш главный уполномоченный по этим делам Павел Астахов сообщил в Twitter’е: «Срочно! В штате Техас приемной матерью убит 3-летний российский мальчик».

Я подробно пишу об этой истории в «Новой газете», а тут хочу сказать вот что. Дума почтила память Максима Кузьмина молчанием. Разыскали вот эту биологическую мать Юлию из Гдова, помыли, причесали, привели в божеский вид, повезли вместе с сожителем в Москву давать интервью о том, как детей забрали у нее обманом. И дальше выяснилось 3 лжи. Вернее, дальше из 2-х позиций выяснилось 3 лжи.

Первая ложь – это вот эта история с матерью, которая прекрасно прозвучала 21 февраля в эфире телеканала «Россия», в «Прямом эфире» с Михаилом Зеленским, где не очень вразумительно девушка объясняла, как почему-то у нее забрали детей. А писательница Мария Арбатова и депутат Екатерина Лахова объясняли за нее, что это коррупционная составляющая налицо, детей украли, рейдерский захват детей, бизнес, торговля детьми, коррупция, сиротская Кущевка, молодая бесправная мама, у которой увозят детей, и так далее. Вот, все это Лахова и Арбатова сказали.

Не знаю... То есть, конечно, дурацкий вопрос, может ли им быть стыдно. Очевидно, что нет. Потому что вечером молодая жертва рейдерского захвата детей поехала с очередным сожителем обратно во Псков, по дороге напилась, видимо, на те деньги, которые выдали ее новые покровители, устроила пьяный дебош в ресторане. Кричала она замечательно. То есть это, вот, это уже не Света из Иваново, это новый этап – Юля из Гдова. Ее новый начальник отправит ее обидчиков кормить рыб на Чудском озере.

Биография у жертвы рейдерского захвата детей соответственная. Пьет и гуляет с 13 лет, не работала ни дня, пропивает все до копейки, брат и дядя повесились, мама пропала. Пропала! Ну, то есть, скорее всего, маму убили, но поскольку у нас с этим делом просто, у нас не считают мам. Бабушку съели крысы, нынешний сожитель дважды судим, отец Максима сидит в тюрьме за убийство собственного отца. Ну, чистый Пелевин.

Вот это, как бы, первое вранье, которое обнаружилось, что, в общем, совершенно правильно сделали органы опеки, что забрали у такой матери детей, потому что госпожа Арбатова и Лахова, которые нам тут рассказывали о коррупционных схемах, по которым детей продают в кровавую Америку, попали пальцем в небо.

Второе вранье – это когда Астахов рассказал, что ребенку кровавая американка колола сильнодействующие психотропные препараты, потому что помимо того, что риспердал прописывают детям, страдающим аутизмом и синдромом дефицита внимания, то в любом случае без предписания врача в Америке никто ребенку даже физраствор не введет, кстати, в отличие от подобных историй в детских домах, на которые иногда жаловались Астахову. Но Астахов там пришел к выводу, что все нормально.

Ну, третья позиция самая главная, от чего умер мальчик. Вот тут я не буду даже высказывать предположений, чтобы не оказаться в том же положении, что Астахов, который сейчас включил задний ход и уже не говорит, что мать убила ребенка, заявляет, что, цитирую, «она оставила его одного на детской площадке – это уже преступление в штате Техас». Так и хочется спросить Астахова: «А в России оставить ребенка одного на детской площадке когда будет преступлением?»

Но в том-то и дело, что беспокоиться мне не надо. Через 2 недели кончится расследование, нам все доложат. И вот это, собственно, и есть реальность. Реальность заключается в том, что в США за последние 15 лет умер 21 усыновленный в России ребенок. Каждый известен на перечет. Мы можем легко установить, кто от чего умер. И что если нам говорят, что 21, это 21, а не 27 и не 100.

А российская реальность заключается в том, что у нас вообще неизвестно, сколько приемных детей убито. И сколько своих убито, неизвестно тоже. У нас за 2012-й год официальные цифры 2139 детей погибло. А за те же самые 9 месяцев 2012 года 11 тысяч детей числятся пропавшими без вести. Что значит «пропавшими без вести»? Вот, как мама Юлии из Гдова.

2008-й год, деревня Левиха под Нижним Тагилом, находят не то 14, не то больше (даже не посчитали, сколько именно) трупов девушек. Находит собака. Банда крала девушек. Убивала, если те отказывались стать проститутками. Там дел об убийстве не было, потому что этих заявлений у родителей не принимали. Битцевский маньяк признался в убийстве 60 человек, зарегистрировано было 17 трупов.

То есть учитывая эту разницу между официальной статистикой и реальностью, ну, мы просто не знаем, сколько у нас детей убивают. Может, 5, а, может, 15. А вот это и есть реальность. Вот, есть та картина мира, которую рисует партия спасителей детей от кровавых американцев, согласно которой Юлия Кузьмина («Я вас теперь скормлю рыбам») – это нормальная мать для ребенка, а в кровавой Америке из наших детей паштет делают.

Вот, Дума почтила память Максима Вставанием. Вот у меня вопрос: они почтили память вставанием тех девушек то ли 14, то ли 20, которые были убиты под Тагилом? Они вообще их число знают? Они почтили вставанием память 4-х девочек, которых изнасиловали и убили под Курском в 2001-м? Убили их 4 знакомых подростка. Их, кстати, оправдали (этих подростков), потому что один из этих достойных парней к моменту суда успел стать зятем офицера ФСБ. А судили их через 9 лет, когда собака нашла (опять собака) трупы. В заведении дела об убийстве родителям, естественно, отказывали.

Вообще Дума не хочет заняться вопросом, почему у нас 10-летней давности трупы чаще находят собаки, чем правоохранители? Может, вместо Бастрыкина собаку назначим?

Астахов рвется расследовать преступления против российских детей в Америке. Он сколько их расследовал в российских детдомах? Кущевку у нас отмечали вставанием. Вот сейчас дикая история произошла в Новосибирске. Там случилось ДТП, очередной автомобиль с очередными полицейскими въехал на скорости 80 км/час в остановку, убил девушку, ее приятель говорит, что полицейский сидел за рулем, а Следственный комитет рвет на себе рубашку и говорит «Не-не-не, это не прошло 5 секунд после катастрофы как он, будучи нетрезвым, поменялся местами со своей женой». Вот, у нас Дума не хочет заняться этой историей?

У нас Дума не хочет заняться, почему у нас на индивидуальных предпринимателей подняли налоги в несколько раз и к чему это приведет? То есть обсуждать все, что угодно, кроме того, что происходит в России. Обсуждать хвост собаки Алкивиада.

Есть еще одна печальная и страшная разница между Россией и Америкой, которую я должна констатировать и которая, собственно, и является причиной того, почему если ты берешь ребенка из детдома, особенно с проблемами, в Америке его легче воспитывать, чем в России. Это разная атмосфера обеих стран, разное отношение к детям, это то, что является стандартом воспитания в России вообще. Это не вопрос какого-то отдельного воспитателя. Это, вот, знаете, спартанцы, когда давали своим детям воспитание, они их недокармливали. То есть считалось, что спартанский ребенок должен воровать, но при этом его били, если он попадется. Да? Вот, возрастал ребенок с этой психологией, что нужно воровать, но тебя будут бить, если ты попадешься.

Согласитесь, это не такая вещь, которую можно исправить декретом, но это такая вещь, в результате которой общественное сознание и социальные институты, в результате которой если ты в России берешь больного ребенка, то ты остаешься с ним против государства один на один, на тебя показывают пальцем. А в Америке ты получаешь сочувствие, помощь общества. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Опять Юлия Латынина, и я продолжаю тему про самую главную пропагандистскую кампанию наших дней, про новую религию, про плохую Америку, которая кушает российских детей. Я должна констатировать печальную вещь. Реальность и вера не пересекаются никак – это такое свойство веры с давних времен. Вот, есть реальность, которая «молния – это разряд электричества, а гром – звук от него», а есть вера, согласно которой это Илья Пророк катается в колеснице по небу. Есть реальность, проделанная за миллионы лет водой расщелина в известняке, а есть вера, когда тебе под стеклом показывают такую расщелину в Храме Гроба Господня и сообщают, что это кровь Христа, которая протекла на череп Адама. Вот, как хорошо знал Геббельс, а до него куча всяких пророков, вера не зависит от фактов, зависит от частоты повторения. Если упорно и долго повторять, можно поверить во все, что угодно. Собственно, разница между личностью и чернью заключается ровно в том, что личность спрашивает, а чернь повторяет. И что, конечно, можно обманывать себя и говорить о том, что после того, как люди увидят, что, на самом деле, представляет из себя Юлия Кузьмина, они в ужасе отвернутся от этих пропагандистов... Ну, на самом деле, кампания о Путине, который спасает детей, и американцах, которые их едят, не имеет для Путина никаких минусов. Другое дело, что для России она не имеет ни одного плюса, потому что, действительно, эта кампания помогает Путину остаться у власти. Другое дело, что она губит страну. Но, собственно, это и есть характеристика любого губящего страну режима, когда чтобы остаться у кормушки, власть делает то, что губит страну.

Еще, конечно, очень печально наблюдать, что со времени Петра Первого Россия была разделена на элиту, которая там читала Вольтера и говорила по-французски, и вот того самого мужика, который считал, что гром – это Илья Пророк. Что, конечно, это различие между элитой и народом было прискорбно, но никогда дремучее невежество не провозглашалось мерилом истины.

И теперь в том числе и благодаря идее, что то, во что верит народ, это всегда правильно, дремучее невежество и средневековая косность идут с самого верха. То, во что верит народ, это всегда правильно, а верит он в то, что говорят ему по телевизору.

+7 985 970-45-45. Еще одна замечательная история – это история об убийстве Михаила Пахомова, 37-летнего депутата-единоросса, которого заказал другой член «Единой России», с которым они не поделили откат от липового тендера, по-видимому. Труп Пахомова обнаружили в бочке с цементом. И я обратила внимание на 2 обстоятельства. Значит, первое, что его украли вечером от ресторана, 11 февраля. Поступает ориентировка. По этой ориентировке задерживают автомобиль, в котором сидит нетрезвый водитель и валяются документы Пахомова. И только после этого только утром 15 февраля группа сотрудников Следственного комитета выезжает в Подмосковье, где в бочке с еще незастывшим бетоном лежит труп. То есть у меня, все-таки, вопрос: а пораньше нельзя было выехать?

Вторая история – это то, что господин Пахомов – протеже Сергея Доровского, вице-губернатора Липецкой области. Это такой известный персонаж для «Новой газеты», потому что в свое время тагирьяновские бандиты, когда был процесс над этой очень жестокой преступной группировкой, дали показания в том, что именно по приказу Сергея Доровского они убили журналиста «Новой газеты» Игоря Домникова. При этом несмотря на то, что бандиты дали показания, господин Доровский, естественно, не был арестован. Но это была как раз типичная путинская история: не то, что кому-то нужен был господин Доровский – своих не сдаем.

Я не могу сказать, чтобы чисто уголовные разборки с бочкой из-под цемента были типичны для «Единой России». Все-таки, эти ребята чаще заказывают друг друга ментам, чем киллерам. С другой стороны, они периодически случаются. Я напомню, например, историю 1997 года, когда был убит некто Василий Карелин, кандидат на пост мэра Геленджика. И, вот, когда киллеров поймали, то они обиделись, что их не вытащили и что вообще им не заплатили деньги, и тогда они назвали, что заказчиком является Сергей Озеров, другой кандидат на пост мэра и, естественно, член «Единой России». Ну, понятно, что заявление киллеров оставили без внимания.

Есть еще 2007-й год, когда во Владимире убили бандита по кличке Молчан. Тоже взяли киллера, и тот заявляет, что заказчиком убийства является подельник этого Молчана, депутат Дмитрий Кознин, естественно, от «Единой России». Депутата выпустили.

2004-й год, в Перми убили бизнесмена Васильева. Через несколько лет поймали киллера в ходе грабежа, и киллер заявляет, что бизнесмена Васильева ему заказал Алексей Медведев, сын депутата Госдумы от «Единой России» Юрия Медведева.

То есть моя гипотеза заключается в том, что чистых уголовников, ну, вот, галимых среди членов «Единой России», похоже, примерно столько же (тут сложно посчитать статистически), сколько уголовников среди элиты вообще, особенно областной. Это вот такой интересный момент. Я не люблю распространять одну историю на всех. Вот, помните, у нас только что Ирину Черски, блогершу убил и расчленил ее собственный муж, по поводу чего вся правительственная пресса ликовала, что «вот они какие, белоленточники. Мы-то думали, они за свободу, а они, оказывается, расчленяют собственных жен».

Так вот, все-таки, проблема заключается в том, что убийство белоленточником собственной жены, по-видимому, статистически менее вероятное событие точно так же, как и убийство американским приемным родителем российского ребенка, нежели убийство одним депутатом «Единой России» другого депутата «Единой России».

А самый еще интересный вопрос такой: а как оно в других странах? И не поторопитесь на него отвечать, потому что, конечно, нормальный человек воскликнет «Ну как же! Ну, можно себе представить, чтоб в Америке были такие депутаты, как вот этот, который оказался в бочке с цементом, или как тот, который его туда положил». В Америке, конечно, нет, потому что там если такой депутат заведется, то противоположная партия сожрет не только депутата, но и всю партию.

А, например, в Индии таких очень много. Вот сейчас очередные там индийские оппозиционеры посчитали количество, внимание, насильников, убийц и грабителей в индийском парламенте. Оказалось, 163 штуки. Это которым предъявлялись обвинения, как я понимаю.

Но это вообще знаменитая история с индийским парламентом. Мой любимый Фарид Закария в своей книжке «Нелиберальная демократия» (а Закария тоже родом из Индии) как раз приводит совершенно потрясающие факты про индийских парламентариев, по сравнению с которыми не только российские члены ЛДПР, но и даже украинские парламентарии отдыхают.

Но это вот я к тому, что демократия не является лекарством, непременным лекарством от избрания насильников и убийц в парламент, потому что если насильник и убийца дает избирателям большие деньги, а избиратели – бедные, то они его выбирают.

Собственно, кстати, о демократии и власти народа. Я все хочу вам рассказать одну замечательную историю, которая произошла в городе Риме в X веке. В истории Рима был такой период, когда Папу Римского избирал римский народ. В истории папства этот период носит красноречивое название «парнократия». Собственно, в IX-X веке в Италии царил политический вакуум, напоминаю. Королей, императоров не было, Рим был коммуной в полном соответствии с основным политическим законом массового сознания, который был прекрасно известен всем античным и средневековым историкам, от Плутарха до Гвиччардини, который прекрасно известен сейчас Уго Чавесам и Иванишвили. Он неизвестен только леволиберальным доктринерам. Так вот это закон о том, что самый обычный проторенный путь к тирании – это благосклонность толпы.

Вот, в соответствии с этим законом толпа выбирала Папой представителей тех знатных родов, которые больше всего раздавали. Собственно, один из родов, который господствовал в то время в Риме, так и назывался Франгипани, преломляющие хлеб. Возвышенная интерпретация этой фамилии – от причастия, более мирская – вот как раз раздача хлеба толпе.

В соответствии с этой традицией в 955 году римский народ избрал Папой некоего Иоанна XII на том уважительном основании, что об этом попросил его батюшка. Иоанну было 17 лет, это был такой классический представитель тогдашней золотой молодежи. Вот, представьте себе, что на папский трон путем раздачи денег народу избирают, ну, скажем там... Помните, сыновья Тельмана Исмаилова, питомцы Женевского филиала Юрфака МГУ, которые устроили в Швейцарии гонки на Ламборгини? Ну, представим себе, что выбрали бы таких.

Как заметил Гиббон, мы читаем с некоторым изумлением о том, что Папа Иоанн публично сожительствовал с римскими матронами, что лютеранский дворец был обращен в бордель, что изнасилования, которым он подвергал равно вдов и девственниц, удерживали паломниц от посещения гробницы Святого Петра из боязни, что в ходе этого благочестивого дела они будут изнасилованы его преемником.

Тогда, конечно, было много охотников завоевать Рим. Главным был король Беренгар. Иоанн задумал избавиться от Беренгара и призвал из-за гор Оттона Саксонского, которому обещал императорскую корону. Оттон явился, стал императором. Оттон, знаете, был такой сумрачный тевтон, который очень серьезно относился к обязанностям правителя и который как только он увидел, что представляет из себя Папа Иоанн, он даже по глупости ему посоветовал переосмыслить жизнь, которая проходит в мирской суете и прелюбодеяниях.

Это Папе страшно не понравилось. И когда Оттон вышел из Рима и начал воевать против Беренгара, то Папа решил начать переговоры с Беренгаром. Оттон быстро вернулся в Рим, созвал собор, который отрешил Папу от должности. На соборе были оглашены обвинения типа «Продавал должности на наших глазах», «Рукополагал священников в конюшне», «Спал с племянницей, с наложницей отца», «Ослепил своего духовного отца», «Поджигал дома», «Пригрев кости, взывал к Венере, Юпитеру и другим демонам», «Дворец превратил в бордель». Ну, парнократия, как и было сказано.

Собственно, почему я рассказываю об этой замечательной истории? Потому что ради этого прекрасного человека римский народ поднял восстание против Оттона. И стоило Оттону покинуть Рим, как Иоанн вернулся на плечах ликующей толпы. А противникам народного любимца тут же поотрезали уши и языки, и что единственное, что помешало этому народному избраннику править долго и счастливо, это физическое его состояние, потому что Иоанн умер в постели с женщиной в возрасте 27 лет от инсульта, вызванного излишествами.

Собственно, это одна из многих в истории иллюстраций того, что у черни нет головного мозга. Головной мозг – он способен к сложной нервной деятельности, а там, видимо, более примитивна биологическая система распознавания «свой-чужой»: вот, Оттон был чужой, а Иоанн был свой.

Примерно, собственно, та же история произошла в 1808 году, когда было мадридское восстание против Жозефа Бонапарта при том, что Жозеф был вполне приличным королем, отменил инквизицию, а, вот, Фердинанд VII, во имя которого толпа взбунтовалась, был редкой даже для испанских Бурбонов сволочью. Причем, испанская элита смотрела на все это с ужасом, потому что понимала, что такое Фердинанд.

Так вот это я к тому, что, конечно, вот наш режим эту особенность толпы насчет «свой-чужой» прекрасно знает. В истории с людоедским законом использует не хуже Иоанна XII («Кровавые пиндосы убивают наших детей»). И вот когда я время от времени читаю статью наших прекраснодушных либералов на тему «Почему же эта Латынина не верит во всеобщее избирательное право? Какие-то психологические комплексы в ней говорят. И какие предрассудки своего класса она выражает?», ну, у меня вопрос: а чего это Плутарх не верил во всеобщее избирательное право или Джордж Вашингтон? Вот, я никак не могу приписать себе формулировку закона о том, что именно толпа приводит к власти тиранов, потому что эта формулировка любого уважающего себя историка от Диодора Сицилийского до Гиббона.

Это вот сейчас не политкорректно говорить, что, цитирую, «обычный и проторенный путь, ведущий к тирании, - это искать благосклонности толпы» (это цитата из Плутарха). Или я на память просто Диодора Сицилийского (могу ошибиться в нескольких словах): «Везде, как только дело доходит до передела земель и прощания долгов, это приводит к тирании, как только толпа находит себе вожака».

Но если честно, я вот думаю, что власть политкорректности пройдет, ну, примерно как власть римских пап. Вот, в X веке, о котором я рассказываю, Иоанн XII, несмотря на то, что его нравственные достоинства были несопоставимы с нравственным достоинством Оттона, имел моральный авторитет делать все, что угодно. А сейчас может Римский Папа, я не знаю, сместить президента Америки, интердикт на него наложить? Хотя бы на католиков в Америке это подействует? То есть, вот, я думаю, что, спустя 100 лет от этой тоталитарной политкорректности, которая требует от нас непременно уважать мнение народа вне зависимости от того, народ одобряет 11 сентября как 90% населения Египта или возводит на престол Иоанна XII, вот от этой политкорректности, я думаю, не вспомнят.

И, собственно, уж коли мы заговорили о серьезных вещах, еще один вопрос по интернету. «Вы клеймите европейское Велфэр-стэйт, социализм советского типа, судя по всему, вам отвратителен еще больше. Вы, в принципе, не считаете, что общество может быть построено на солидарности или, вернее, на балансе конкуренции и солидарности». Вы понимаете, это замечательно, если общество построено на солидарности. Кстати, в Швеции оно достаточно построено на солидарности. И если в обществе есть равновесие.

Но это не вопрос ко мне. Вот, на этой неделе газета «The Sun» раскопала потрясающую историю – я вам всячески рекомендую – она записала 3 выступления радикального экстремистского исламского проповедника некоего Анджема Чудари, который получает от британского правительства 25 тысяч фунтов в год, что на 8 тысяч фунтов больше, по-моему, чем получает солдат в Афганистане. Он еще живет в доме за 320 тысяч фунтов бесплатно. И он, в общем, очень точно сформулировал перед своими выступающими те мысли, которые разделяются некоторой частью халявного населения исламского происхождения. Он сказал, что если вы не работаете и получаете от этого общества, это вам пособие на джихад. Он сказал дословно: «Вот эти люди, кяферы работают всю жизнь. Они встают в 7 утра, они в 9 приходят на работу, они работают по 9 часов в день. А это рабство». И затем он говорит фанатикам, которые его окружают: «Люди вам скажут, что да, но вы не работайте. Но это нормально для вас брать деньги от кяферов. Это пособие джихадиста. Вы должны получать это пособие».

После этого этот человек рассказывал, как надо убивать Барака Обаму, как надо убивать Дэвида Кэмерона. Но, вот, суть заключается в том: не надо мне объяснять, как в обществе должна быть гармония, в обществе должна быть солидарность. Объясните это господину Анджему Чудари, который получает от британского общества больше денег, чем получает работающий человек, и еще объясняет, что это вот кяферы должны ему платить на джихад.

Благие намерения – это хорошо, но благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад. У большевиков тоже были благие намерения – истребить зависть, злобность, частную собственность, построить рай на Земле. Вместо рая они построили ГУЛАГ, но у них были благие намерения.

У европейских социал-демократов тоже благие намерения – дать всем вне зависимости от уровня интеллекта или порядочности право голоса, еду, медицинское обеспечение, построить тот же бесплатный рай на Земле с той только разницей, что большевики предполагали, что частной собственности не будет вовсе, а социал-демократы предполагают, что частная собственность, все-таки, будет у отвратительного подлого класса жадных индустриалистов, которые будут работать и производить национальный продукт, который потом хорошие политики будут изымать у нехороших работающих людей и отдавать неработающему большинству, которое будет за них голосовать.

Вот я только пытаюсь себе понять, сколько стоит современная достойная жизнь в обществе? Потому что когда мне говорят, что мир достиг такого расцвета, что да, сейчас работающие легко могут прокормить неработающих, ведь, речь-то идет не о еде. Потому что, во-первых, начнем с еды. Ведь, благие-то намерения требуют, чтобы паразит не просто питался, а достойно питался. У нас минимальная европейская пенсия – 500 евро. То есть человек, который всю жизнь работал на низкооплачиваемой работе, получит 500 евро. А, вот, беженец в Голландии, который не работал ни минуты, только на еду на руки получит 600 евро. Это немаленькие деньги: в Китае подушевой ВВП – 500 долларов. Кроме еды нужно и жилье. Жилье – одна из самых дорогих статей расходов. Но если ты не работаешь, ты получаешь его бесплатно. Мне могут сказать «Это жилье худшего класса». Но я думаю, что любой, кто видел западное социальное жилье, согласится, что оно получше хрущевских пятиэтажек.

Ну да, жильцы очень часто превращают его в клоаку – там шприцы в подъездах, поножовщина, загаженная лужайка перед каким-нибудь коттеджем, который сердобольное английское государство выделило для наркоманки с тремя детьми. Но, ведь, согласитесь: это уже не вопрос к государству. То есть жилье – это уже не 500 евро в месяц, это 100, 200, больше тысячи евро, которое нельзя дать паразиту, не отняв у работающего. Хорошо, когда паразит один, а работающих 10. Когда паразитов будет 10, а работающий один?

Кроме жилья нужно образование. Вот, современная западная тенденция – тенденция уравнения и снижения уровня образования. Это опять замечательное намерение: давайте дадим каждому ребенку вне зависимости от среды уровень подготовки и уровень интеллекта, шанс на то, чтобы получить достойное образование.

Проблема-то заключается в том, что принцип всеобщности не ведет к достойному образованию, а, наоборот, ему препятствует, потому что первое, чему учится любой человек, это что надо всему самому добиваться. А первое, что усваивает ребенок при всеобщем бесплатном и равном образовании, что он имеет право все получать. И ничего более развращающе не действует на маленького ребенка, когда он понимает, что он может прогуливать, хамить, воровать, клей нюхать в туалете и бить вон того Васю, который много о себе думает, интересуется математикой и ничего не будет. Его никто не выкинет, он будет 11 лет учиться в школе, ничего не делать.

И в результате школы-то разделяются на 2 вида. Один, де-факто, элитарные, в которых происходит отбор детей. И другие школы, которые выпускают люмпенов. Они выпускают людей, которые презирают образование, но знают, что им все должны.

Я хочу обратить ваше внимание, что бесплатное равное образование – это ужасающая несправедливость по отношению к тем талантливым детям, которые не только не получают образование в полном объеме в том возрасте, когда знания усваиваются хорошо, но вот становятся жертвами террора со стороны маленьких люмпенов. Более того, это ужасающая несправедливость по отношению к тем, кто мог бы вырваться из социальных низов, если бы ему в школе с детства не дали понять, что учиться не надо, работать над собой не надо, а надо унижать тех, кто много о себе воображает. Трата на образование – это уже не деньги на пищу. Общество тратит миллиарды, получается, не на то, чтобы вырвать людей из социальных низов, а чтобы с помощью всеобщего и бесплатного образования не дать им оттуда вырваться.

Четвертая позиция, медицина. Будем откровенны: для того, чтобы человек за 70 лет жил полноценной жизнью, он должен просто тратить сейчас 5-10-15 тысяч долларов в год на свое здоровье, потому что поговорка «Здоровье не купишь» устарела – его купишь. Вот, есть очень дорогие лекарства, которые всегда будут дорогие, потому что многие лекарства действуют уже на генном уровне. Скажем, лекарство от рака помогает только 4% населения, потому что оно действует на те 4% населения, у которых только такие гены. И, конечно, можно сказать как авторы манифеста «Occupy Wall Street», что плохие корпорации производят лекарства, которые должны быть бесплатными, и, вот, приказать распределять данное средство от рака бесплатно. Но, ведь, следующего средства не будет. Хирург учится 10 лет, чтобы стать хирургом. Потом он учится всю жизнь, чтобы стать хорошим хирургом.

Это, конечно, можно сказать, что там в связи с бесценностью человеческой жизни хирург должен работать бесплатно. Но, вот, дворник должен получать деньги – ведь, это не смертельно не убирать двор, а хирург, проучившись 10 лет, должен работать бесплатно.

Но, ведь, стент, который ставит хирург, бесплатно не купить. Титановый сустав бесплатно не сделать. Ну, конечно, можно пойти дальше и обязать компанию, которая производит титановые суставы, поставлять их бесплатно. Но она, ведь, обанкротится, никто не продаст ей титан.

То есть проблема заключается в том, что жизнь, особенно после определенного возраста, стоит очень дорого. Вы хотите, чтобы ваши родители были живы и здоровы, хотите быть живы сами, придется платить.

И самое простое, что я хочу сказать, что вот если вы посмотрите, каков совокупный объем этих трат на медицину, на образование, на жилье, на достойное питание, то вы увидите, что совокупный объем этих трат как раз примерно совпадает с тем количеством денег, которое зарабатывает представитель среднего класса. И это означает, что если человек не работает, говорит «Мне общество должно», то проблема-то заключается в том, что тогда получается, что общество... Если таких людей много, то общество не может обеспечить себе нормального уровня жизни. И, к сожалению, это, действительно, проблема в данном случае общая для России и Запада, хотя, Россия и Запад устроены совершенно по-разному и хотя уровень социального обеспечения у России и Запада очень разный. Но как это ни парадоксально, у нас сопоставимое количество людей, которые не работают. Разница в том уровне общественных благ, которые они получают... Но парадокс заключается в том, что и та, и другая власть, и на Западе, и в России перед этими неработающими заискивает: в одном случае, чтобы сделать из них анчоусов, в другом случае, чтобы сделать из них избирателей, которые голосуют за политика, распределяющего им деньги. А все это кончается тем, что общество живет гораздо ниже, чем могло бы.

Всего лучшего, до свидания, до следующей недели.