Суд над блогером - The New York Times

Билл Келлер (Bill Keller)

Если вам нужен заклятый политический враг Владимира Путина, от которого у президента пошли бы мурашки по коже, лучшей кандидатуры, чем Алексей Навальный, вам не найти. Вот почему начавшийся в среду суд над популярным российским активистом - самый важный политический процесс в России за многие десятилетия.

Юриста, борца с коррупцией и блогера Навального сравнивают с самыми разными политическими бунтарями, начиная с Джулиана Ассанжа и заканчивая Нельсоном Манделой. Как потенциальный политический лидер, он уже давно превзошел Ассанжа, но пока не сравнялся с Манделой. Тем не менее, он постоянно усиливает свои позиции. Навальный молод (ему 36 лет), сообразителен и проницателен, нравится толпе и явно бесстрашен. Он хорошо владеет возможностями интернета и обладает навыками проведения журналистских расследований. (Он покупает акции государственных нефтяных компаний и банков, а затем, пользуясь своим правом миноритарного акционера, вытаскивает их грязное белье на всеобщее обозрение в своем блоге в ЖЖ.)

По национальности Навальный русский, и свои выступления он приправляет небольшой дозой националистической риторики. Это вызывает недовольство у его либеральных друзей, но это весьма тонкий и практичный ход. Навальный получает нечто вроде предохранительной прививки от излюбленного способа наступления Путина, который говорит, что его критики - западные марионетки. Что еще важнее, это способствует повышению его популярности; она теперь уже не ограничивается молодыми белыми воротничками из офисов, которые понимают, как работают социальные сети и составляют основу его поддержки.

В его платформе сочетается идея свободного рынка, которая импонирует разрастающейся российской буржуазии, и безжалостная борьба с коррупцией, находящая отклик во всей стране, где, похоже, ни одна сделка не обходится без взятки. (Россия занимает унизительное 133-е место в индексе Transparency International по простоте и легкости ведения бизнеса.) Газета The Moscow Times в 2011 году назвала Навального единственным оппозиционным деятелем, заслуживающим избрания. Возможно, это верно, но подстрекатели и возбудители толпы далеко не всегда становятся хорошими президентами. Этот урок Россия хорошо усвоила на примере Бориса Ельцина.

Путинский режим отнюдь не впервые использует правоохранительные органы и уголовные суды (количество оправдательных приговоров у которых составляют 0,4%) для обуздания своих противников. Преследование олигарха Михаила Ходорковского стало отталкивающим примером вполне успешных действий Кремля по запугиванию богатых россиян, чтобы те не направляли принадлежащие им деньги на защиту свободы слова. Показной процесс над российским юристом Сергеем Магнитским, который осмелился выступить против налогового мошенничества в коридорах власти и скончался в тюрьме от дурного обращения и неоказания медицинской помощи, подал очень четкий сигнал: не надо мешать путинским дружкам заниматься своим воровством. А суд над посягнувшей на святое панк-группой Pussy Riot послужил предостережением о том, что президент шуток не понимает, особенно если они в его адрес. Но ни одна из этих жертв кремлевского насилия не могла собрать вокруг себя обширный круг политических последователей и сторонников. А Навальный может, особенно если его когда-нибудь исключат из черного списка на телевидении.

Главное обвинение против Навального состоит в том, что, будучи советником губернатора Кировской области, он крал деньги у государственной лесозаготовительной компании. Чикагская юридическая фирма, проведшая анализ этого дела по заказу симпатизирующего Навальному клиента, пришла к выводу, что обвинения против него смехотворны и надуманны, а государство для их опровержения ничего не предпринимает. На самом деле, местные власти провели, как кажется, тщательное расследование и пришли к заключению об отсутствии состава преступления. Однако федеральный следственный комитет, являющийся влиятельным ведомством в услужении у Путина, вмешался в это дело и, не представив никаких новых доказательств и улик, обвинил Навального в краже леса на сумму свыше 500000 долларов.

Возможно, не случайно то, что одним из объектов разоблачительной деятельности Навального стал руководитель этого самого следственного комитета Александр Бастрыкин. Навальный разместил в сети документы, показывающие, что Бастрыкин тайком получил вид на жительство в Чехии и приобрел там недвижимость. Это породило вопросы о его вере в будущее России и, поскольку Чехия входит в состав НАТО, о том, насколько этот человек уязвим для шантажа.

Очевидно, государство надеется на то, что осудив Навального за хищения, оно подорвет его авторитет как борца с коррупцией, а также лишит его всех политических амбиций (судимость за совершение серьезного преступления лишает человека возможности занимать должность на государственной службе.)

Подозреваю, что российской общественности достоверно известна суть происходящего. В этом-то и весь смысл. Это показательный суд, а мораль сей драмы такова: будешь слишком сильно высовываться – снесут голову. В интервью газете «Известия», которое читается как реликтовый образец цинизма из советской эпохи, елейный пресс-секретарь следственного комитета Владимир Маркин не оставил никаких сомнений в том, каково реальное преступление Навального. Почему, спросил корреспондент газеты, это дело рассматривается в приоритетном порядке? Маркин ответил так: «Если фигурант всеми силами привлекает к себе внимание, можно даже сказать, дразнит власть — вот, мол, я какой весь в белом на общем фоне, то интерес к его прошлому увеличился и процесс выведения на чистую воду, естественно, ускорился».

Маркин предположил, что Навальный, который один семестр проучился в Йельском университете по программе подготовки молодых иностранных лидеров, стал неким маньчжурским кандидатом* Лиги плюща, чье сознание контролируют его американские кураторы, заставляя провоцировать конфликт с Кремлем, который закончится арестом оппозиционера и покажет всему миру, как Россия преследует борцов за правду.

Корреспондент спросил, почему вместо того, чтобы угрожать Навальному тюрьмой, государство не воспользуется его опытом и знаниями в борьбе с коррупцией для наведения порядка в стране. «Никто ему не мешает заниматься общественной деятельностью, - ухмыльнулся Маркин. - Даже на зоне многие осужденные пишут письма и заявления, борются с недостатками системы».

Друзья Навального и (как может показаться) здравый смысл говорят о том, что это проигрышное дело для Путина. Оно еще больше дискредитирует политизированную судебную систему. Путин рискует превратить Навального в великомученика. Это может привести к тому, что к России окончательно перестанут относиться с уважением на всех международных форумах типа «восьмерки», «двадцатки» и Р5+1, не говоря уже о зимней Олимпиаде в Сочи, которая состоится в будущем году. Сегодня, когда России очень нужен иностранный капитал, факт использования экономических законов для проведения политических репрессий может отпугнуть инвесторов. «Путин не хочет, чтобы Россия превратилась в отверженную страну, - сказал мне близкий друг Навального. – Он не хочет, чтобы с ним обращались как с президентом Белоруссии».

Будем надеяться, что все это так. Но Путин, особенно в последние несколько лет своего кажущегося нескончаемым правления, не очень-то расчетливо отстаивает интересы России, и можно даже сказать, не очень четко их видит. Этот человек все слабее представляет себе, что о нем думает мир. Он занимается каким-то непонятным самолюбованием, позируя перед камерами с голым торсом, верхом на коне, в обнимку с усыпленным белым медведем. Он летает на мотодельтаплане, ведя за собой стаю перелетных сибирских стерхов. Он становится все более мелочным и мстительным. Недавно Путин подписал закон, запрещающий американцам усыновлять сирот из России, и другой закон, обязывающий некоммерческие организации регистрироваться в качестве «иностранных агентов». В рамках показательно-поучительной кампании против Навального осуществляется преследование и запугивание друзей активиста и его сторонников, а в домах у них проводятся обыски. Власти предъявили обвинение брату Навального, а также организовали утечку информации из личного почтового ящика оппозиционера, которая показывает, что у него есть проблемы в семье.

Навальный, как и Путин, знает, что порой страх дает свои результаты. Сторонникам блогера из среднего класса, в отличие от бедной советской толпы, которая выступала на защиту Ельцина от коммунистов, или от нищих армий арабской весны, действительно есть что терять.

«Большая часть элиты и бизнес-элиты, - заявил недавно Навальный Эллен Барри (Ellen Barry) из The Times, - это люди либеральных взглядов, но они трусливы, они просто всего боятся, все время дрожат. Поэтому они будут молчать».

«Человек слаб, - сказал он. – Я никого не виню, но человек слаб».

Для США дело Навального создает необходимость в проведении выверенной дипломатии. В сентябре президент Обама и Путин проведут встречу в верхах, и администрация деятельно пытается спасти обломки двусторонних отношений. Было бы неправильно позволить этому делу создать препятствия на пути сотрудничества в борьбе с терроризмом (об это нам напомнили взрывы в Бостоне, в которых отыскался чеченский след), в сокращении ядерных арсеналов, в разрешении совместно с Россией кризисов в Сирии и Иране, хотя особо на такое сотрудничество надеяться не приходится. Но одновременно было бы неправильно делать вид, будто суд над Навальным не имеет никакого значения.

Я надеюсь, что Обама обратит внимание на показательный процесс над Навальным. Он может узнать немало нового о человеке, с которым будет вести в сентябре переговоры. И о другом человеке, который – как знать? – может когда-нибудь занять место его нынешнего коллеги.

* Американский фильм Джона Франкенхаймера, повествующий о том, как Советы похитили американских солдат для промывания им мозгов, превращения их в зомби и осуществления их руками своих зловещих целей

A Blogger on Trial