Россия и сценарий государственного национализма

  Пол Ґобл

Национализм в России - преимущественно государственный: к этому выводу все чаще приходят политологи, анализируют процессы, разворачивающиеся в сегодняшней Российской Федерации. Как в России, так и на Западе наблюдателей беспокоит тот факт, что национализм в российском обществе и на государственном уровне постепенно сливаются в единое целое.

Причины и возможные последствия этого явления пытались выяснить участники конференции в Вашингтоне. Гостями встречи, среди прочих, были российские аналитики Александр Верховский и Дмитрий Дубровский.

По их мнению, специфика русского национализма заключается в том, что он насаждается сверху. Россияне больше доверяют власти, чем общественным организациям, вследствие чего националистические группировки страны малы, разобщены и не имеют потенциала для роста. Не поощряют их и власти РФ, стремясь сохранить государственный контроль над ними.

«В политической жизни России, - говорит американский политолог Пол Ґобл, - мы видим изменение картинки по принципу калейдоскопа. С годами общий рисунок меняется, но его составляющие остаются прежними ».

По мнению Ґобла, следствие этой парадигмы заключается в том, что на протяжении вот уже тысячи лет жители России не могут ответить на вопрос: что это значит - быть русским? Слишком уж много существует нечетких определений и гипотез, из которых невозможно вывести стройную формулу.

«Трагедия России и русского народа в том, что российское государство превратилось в империю до того, как россияне стали считать себя нацией, - сказал Ґобл в интервью «Голосу Америки». - В результате Россия никогда не была национальным государством вроде тех, что мы видим на Западе. Вместо этого Россия стала огосударствленной нацией. По такой схеме в ней строятся все отношения между властью и народом, и слишком часто это приводит к негативным последствиям ».

Путин превратил политику в Голливуд, а Россию в геополитического лузера - СМИ

Пол Ґобл, который в течение многих лет работал консультантом Госдепартамента по вопросам народов СССР, объясняет это явление так: мощные империи Евразии - Испанская, Австрийская, Османская пришли к упадку, и потеряв колонии, не исчезли, а превратились в однородные этносы, занимающие относительно небольшие территории. Аналогичным образом должна была развалиться после Первой мировой войны и Российская империя.

Но усилиями большевиков, совершивших революцию, Россия не отказалась от своих земель в Сибири и на Кавказе. Ее сегодняшние лидеры продолжают культивировать имперские амбиции и территориальные претензии. Однако на российских землях проживает почти двести разных народов, многие из которых не ассимилировались. Сделать их российскими советской власти так и не удалось, но многие в результате таких усилий потерял самоидентификацию.

Сегодня в российском обществе все чаще слышны разговоры о «русской цивилизации». По мнению участников конференции, Кремль поощряет этот термин намеренно: он позволяет идеологически сопоставлять Россию не с отдельными государствами, а с Европой или даже со всей западной цивилизацией. Границ страны, установившиеся в 1991 году после распада Советского Союза, россияне так и не приняли. Теперь же, после аннексии Крыма, находятся и те, кто требует присоединить к Российской Федерации ... Эфиопию и Гавайские острова. Это, отмечают эксперты, еще одно свидетельство того, что идеологическое брожение, начавшееся в обществе в годы перестройки, продолжается в России по сей день и, скорее всего, закончится только через несколько поколений.