Виталий Портников: Лучше, чем война

За столом сошлись политики, имеющие историю отношений с Владимиром Путиным, и проходимцы, чьими действиями управляют из Москвы.

Сам факт встречи в Донецке представителей ОБСЕ, Украины и России с самозванцами из ДНР и ЛНР стал серьезным сдвигом в происходящем на востоке нашей страны. Почему вообще стали возможны переговоры в таком формате и каким может быть дальнейшее развитие событий в регионе, оккупированном российскими диверсантами и наемниками?

Для начала давайте поймем, каковы задачи переговаривающихся сторон. Задача Путина предотвратить новые санкции Запада, добиться политизации процесса на востоке Украины – то есть, собственно, вот этих консультаций и сохранить рычаг для воздействия на Украину. В условиях, когда явки Путина в Киеве провалены и профессор Плейшнер загорает на больничной койке в Сочи, единственным таким рычагом остается Донбасс.

Михаил Саакашвили: Объявляя о перемирии сегодня, Путин ставит перед собой 3 задачи

Задача европейцев добиться деэскалации конфликта и прекращения силового давления России на Украину – что помогло бы не только стабилизации ситуации в нашей стране, но и дало бы возможность избежать третьего пакета санкций, невыгодного не только для Путина, но и для ЕС.

Задача Украиныдобиться прекращения войны, восстановления территориальной целостности и отказа России от силового давления на нашу страну. Но при этом президенту Порошенко необходимо все это сделать таким образом, чтобы избежать обвинений в предательстве интересов Майдана.

Могут ли прошедшие консультации отвечать этим целям сторон? Пока что можно только отметить, что они создают шанс для перевода противостояния из силовой в политическую плоскость. Учитывая состав переговорщиков, нетрудно заметить, что это еще даже не консультации, а легитимация намерений одного-единственного человека – Владимира Путина. Судите сами, за столом переговоров с одной стороны – за исключением представителей ОБСЕ – находились политики, каждый из которых имеет свою собственную историю отношений с российским руководством и лично с Владимиром Путиным, а по другую – проходимцы, чьими действиями управляют из Москвы. О чем им договариваться, если одним просто дают указания, а с другими консультируются те, кто эти указания дает?

Выводы Совета ЕС по ситуации в Украине. (Полный текст)

Другой вопрос, что намерения Путина – это не его прихоть, а как раз результат поиска российским президентом путей решения тех задач, которые важны для выхода из им же созданной ситуации. Тут без консультаций с западными коллегами и с Порошенко не обойтись. Для Запада уже само прекращение огня – это хороший знак. Для украинского руководства – тоже. В конце концов, все мы прекрасно понимаем, что без ввода российских войск “народные республики”, которые контролируют сегодня лишь часть территорий Донецкой и Луганской областей, долго не продержатся, а в условиях политической конкуренции – и вовсе проиграют или закрепятся на небольшом участке маргинализованной территории.

Путин начал "операцию "Тлеющий торфяник" – новый этап дестабилизации Украины, - Илларионов

Другое дело, что это понимают и в Кремле. Поэтому рассчитывать на легкое решение вопроса не приходится. В Москве еще долго будут искать возможности закрепиться в занятых диверсантами районах – даже если окончательно откажутся от ввода войск и военной помощи диверсантам. Будут пытаться ввести в политическое пространство российских граждан, ставших в одночасье “голосом Донбасса”. Будут финансировать пророссийских политиков – уж за эти деньги разгорится нешуточная битва. Будут усиливать пропагандистскую обработку жителей Донецкой и Луганской областей. Словом, нам с ними будет очень непросто.

И все же это лучше, чем война.

Виталий Портников, iPress.ua