Виталий Портников: Континент свободных людей

Виталий Портников

Выступление свободных людей отличается от бунта крепостных тем, что имеет политический характер. Политические действия репрезентуются политическими партиями.

"Почему были партийные флаги?", "Почему на трибуне оппозиционного митинга были политики?", "Мы всего лишь требуем, чтобы власть прислушалась к народу". Такого рода высказывания можно и прочитать в социальных сетях, и услышать на киевских улицах. Я не собираюсь сейчас анализировать, почему сформировалась такая позиция. Ее носителями могут быть как искренние люди, разочарованные в украинской политической элите в целом, так и патентованные провокаторы, выполняющие логичный заказ власти – скомпрометировать оппозиционные политические силы, доказать обществу, что альтернативы Януковичу нет, что единственное, что должен делать крепостной – это просить, просить, просить у барина. А барин добрый, он может подумает и подпишет. Ведь мы ж от барина ничего не хотим, властвовать ему не мешаем. Ты, барин, только подпиши.

Выступление свободных людей отличается от бунта крепостных тем, что имеет политический характер. Политические действия репрезентуются политическими партиями. В России, где политические партии маргинализированы усилиями власти и превращены в пристёжку к "Единой России", оппозиционеры пытаются такие партии создать, в том числе и с помощью энергии массовых митингов. У нас, к счастью, парламентская оппозиция есть – пока еще есть, потому что при таком отношении к собственному государству она может скоро исчезнуть.

Кому-то может не нравиться "Батькивщина" и Яценюк, кому-то – УДАР иКличко, кому-то – "Свобода" и Тягныбок. Но если эти партии последовательно декларируют приверженность европейской интеграции и готовность защищать устремления большинства граждан нашей страны – и уж во всяком случае устремления собирающихся на "евромайданах" - то они и должны быть репрезентантами национального выбора. Их лидеры на трибуне и их флаги на митингах – подтверждение того, что такие силы в Украине есть. И напоминание внешнему миру, что они могут прийти к власти и отнестись к воле народа куда ответственнее, чем президент Янукович. А уж контролировать эти политические силы после их победы – это как раз задача общества. Общества, которое оказалось несостоятельным после 2004 года именно потому, что относилось кЮщенко примерно также как же, как сейчас относится к Януковичу – как к барину. Просто тогда барин был добрый и свой, а сейчас злой и чужой. Но суть – просить барина сделать нам хорошо – с тех пор не изменилась.

Мы – свободные люди, а не крепостные. Мы должны понимать, что подпись барина под любым документом ровно ничего не значит до того момента, пока в стране не появляются политические силы, готовые защищать само содержание этого документа. Леонид Брежнев в 1975 году подписал Заключительный акт в Хельсинки – в этом документе однозначно говорилось о соблюдении прав человека. И что же? А то, что потом людей, выступавших за соблюдение этого соглашения, отправляли в лагеря и "психушки". С соглашением об Ассоциации при сохранении нынешней власти будет ровно так же – если кто еще не понял. Поэтому соглашение с Евросоюзом – это просто этап на пути коренных изменений в стране и шаг к смене власти. Действующая от европейских ценностей бесконечно далека.

Если те, кто разочарован в существующих партиях, уверен, что они не смогут привести Украину в Европу – пусть создают свои и объединяют их усилия с действиями парламентской оппозиции. Я на митинге в воскресенье предложил создать Европейский Рух Украины как широкую конфедерацию политических партий, общественных организаций и граждан – возможно, это могло бы стать первым шагом к преодолению недоверия между частью общества и политической элиты. Но это никак не может означать отказа от политической системы и политической борьбы как таковой.

Потому что такой отказ возможен лишь в крепостническом обществе. А Европа – континент свободных людей.